+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Если кредитный договор обеспечен и залогом и поручительством, то прекращение одного способа обеспечения не прекращает действие другого

Прекращение договора поручительства

Основания прекращения поручительства перечислены в ст. 367 ГК РФ. В соответствии с этой статьей поручительство прекращается:

— с прекращением обеспеченного им обязательства;

— в случае изменения обеспеченного обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего;

— с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника;

— если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем;

— по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано;

— если срок действия поручительства не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю;

— когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Поручительство также прекращается по общим основаниям прекращения обязательств, таким, как зачет встречных требований, новация и т.д.

Кроме того, поручительство не действует, если основное обязательство считается незаключенным или недействительным.

Первым основанием прекращения поручительства является прекращение обеспеченного им обязательства (ч. 1 ст. 367 ГК РФ). Прекращение по этому основанию связано с акцессорным характером поручительства. Если основное обязательство прекратилось, то дальнейшее существование поручительства теряет смысл. Таким образом, если заемщиком денежных средств возвращена банку сумма основного долга и предусмотренные проценты, то договор поручительства автоматически прекращает свое действие.

Вторым основанием прекращения поручительства является случай изменения основного обязательства без согласия поручителя, если такое изменение неблагоприятно для него (ч. 1 ст. 367 ГК РФ).

Пленум ВАС разъяснил, что изменение основного обязательства (в случае увеличения суммы долга должника перед кредитором, размера процентов по денежному обязательству) само по себе не ухудшает положение поручителя и не прекращает поручительство, так как в данном случае поручитель отвечает перед кредитором на первоначальных условиях обязательства, обеспеченного поручительством, как если бы изменения обязательства не произошло. Обязательство в измененной части не считается обеспеченным поручительством.

Перечень обстоятельств, которые ухудшают положение поручителя, в законодательстве не указан, поэтому в каждом конкретном случае суд будет решать, ухудшают ли изменения основного обязательства положение поручителя. На основании существующей судебной практики можно сделать вывод, что следующие изменения основного обязательства могут влечь прекращение договора поручительства:

— продление срока возврата кредита;

— нарушение условий кредитного договора о целевом назначении кредита.

— изменение кредитором и должником без согласия поручителя существенных условий основного обязательства;

— уменьшение срока исполнения основного обязательства, поскольку возрастает риск просрочки.

Не прекращает поручительство и изменение основного обязательства и увеличение суммы основного обязательства, если лимит ответственности по поручительству не изменяется.

Следующим основанием, влекущим прекращение поручительства является перевод на другое лицо долга по основному обязательству, если поручитель не согласился отвечать за нового должника (ч. 2 ст. 367 ГК РФ).

Основанием прекращения отношений поручительства также является отказ кредитора от принятия надлежащего исполнения основного обязательства, предложенного должником или поручителем (ч. 3 ст. 367 ГК РФ). В соответствии с договором поручительства основная обязанность ответчика заключается в несении ответственности за должника. Указанная норма предоставила поручителю право самому исполнить обязанность. Праву поручителя должна соответствовать обязанность кредитора принять исполнение поручителем.

В рассматриваемом случае поручительство должно считаться прекращенным с момента необоснованного отказа кредитора принять исполнение обязательства.

Если поручительство было выдано на определенный срок, о чем имеется указание в договоре, то оно прекращается с истечением этого срока (п. 4. ст. 367 ГК РФ). Когда такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного обязательства не предъявит иск к поручителю.

Законодательством не определена правовая природа данного срока. В то же время, срок действия поручительства, предусмотренный договором либо определяемый по правилам, установленным п. 4 ст. 367 ГК, несмотря на то, что законодатель связывает последствия его истечения с фактом предъявления (или непредъявления) кредитором иска к поручителю, не является сроком исковой давности. Как известно, исковой давностью признается срок защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 ГК). Основные различия между сроком действия поручительства и сроком исковой давности заключаются в следующем:

по своей правовой природе срок поручительства не является сроком для защиты нарушенного права. Это срок существования самого акцессорного обязательства — поручительства. Поэтому только в пределах этого срока, пока действует поручительство, кредитор вправе потребовать от поручителя исполнения его обязанности, т.е. нести ответственность за должника,

общий срок исковой давности определяется ГК (три года); для отдельных видов требований могут предусматриваться специальные сроки исковой давности (сокращенные или более длительные), однако и эти сроки устанавливаются только законом (п. 1 ст. 197). Напротив, срок действия поручительства, по общему правилу, определяется договором,

поручитель не является лицом, нарушающим право кредитора. Поэтому в отношении поручителя не могут применяться нормы о сроке для защиты нарушенного права (исковая давность),

в отличие от исковой давности, которая применяется судом только по заявлению стороны в споре, предъявление кредитором иска за пределами срока действия поручительства служит для суда безусловным основанием к отказу в иске.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что срок действия поручительства не является сроком исковой давности, а относится к категории пресекательных сроков.

Рассмотрев специальные основания прекращения поручительства, предусмотренные ст. 367 ГК РФ, можно говорить о том, что они направлены на защиту интересов поручителя и служат своеобразной компенсацией увеличения возможностей кредитора по привлечению поручителя к ответственности.

Апелляционное определение Московского городского суда от 02 июня 2015 г. N 33-14916/15 (ключевые темы: ипотека — кредитный договор — договор поручительства — поручительство — соглашение о расторжении договора)

Судья Шалагина Д.Д.

02 июня 2015 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе председательствующего Пашкевич А.М.

и судей Севастьяновой Н.Ю., Кирсановой В.А.

при секретаре Агальцовой О.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Пашкевич А.М.

гражданское дело по апелляционным жалобам ООО КБ Новый Московский банк», Храменкова Сергея Станиславовича, Воронцовой Ирины Александровны на решение Симоновского районного суда г. Москвы от 18 марта 2015 года, которым постановлено:

Титкин А.В. обратился в суд с иском к ответчикам ООО КБ «Новый Московский банк», ООО «ВЕКО центр», Управлению Росреестра по Москве о признании дополнительного соглашения об изменении договора ипотеки и соглашения о расторжении договора ипотеки недействительными. В обоснование своих требований ссылался на то, что *** ООО КБ «Новый Московский банк» и ООО «Петролеум Трейд» заключили кредитный договор на сумму ***. В обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору *** ООО КБ «Новый Московский банк» (залогодержатель) и ООО «ВЕКО центр» (залогодатель) заключили договор об ипотеке нежилого помещения по адресу: ***

***между Титкиным А.В. и ООО КБ «Новый Московский банк» заключен договор поручительства, в соответствии с которым истец принял на себя обязанности поручителя по кредитному договору. ООО КБ «Новый Московский банк» предъявил в Пресненский районный суд г. Москвы иск к ООО «Петролеум Трейд» о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности. Договор ипотеки был также расторгнут, и право собственности на нежилое помещение перешло от ООО «ВЕКО центр» новому собственнику — Храменкову С.С. Как указал истец Титкин А.В., в связи с расторжением договора об ипотеке объем его обязательств по кредитному договору увеличен, чем были нарушены его права как поручителя по кредитному договору.

Уточняя основания заявленных требований, истец указывал, что расторжение договора ипотеки до исполнения обеспеченного ипотекой обязательства является незаконным и нарушает его права как третьего лица (***). Также в уточненных исковых требованиях (***) истец указывал, что *** дополнительным соглашением *** об изменении договора об ипотеке изменены все существенные условия договора об ипотеке: в измененном виде он представляет собой новую сделку по обеспечению другого кредитного обязательства, возникшего между Банком и Воронцовой И.А.

*** правоотношения по залогу недвижимости между Банком и ООО «Петролеум Трейд» в обеспечение исполнения кредитного договора от *** были прекращены, и Банк стал кредитором и залогодержателем по обязательству между ним и Воронцовой И.А. По мнению истца, Управление Росреестра по Москве должно было отказать в регистрации соглашения *** от ***, поскольку оно противоречит ранее заключенному соглашению об ипотеке от ***, в связи с чем регистрация соглашения о расторжении договора об ипотеке от *** также является незаконной. Истец просил признать дополнительное соглашение *** от *** и соглашение о расторжении договора об ипотеке от ***недействительными, действия Управления Росреестра по Москве их регистрации — незаконными ***.

Истец Титкин А.В., его представитель — адвокат Тарасов В.А. в судебное заседание явились, заявленные требования поддержали.

Представитель ответчика ООО КБ «Новый Московский банк» в судебное заседание явился, иск не признал.

Представитель ООО «ВЕКО центр» в судебное заседание не явился, о времени и месте слушания дела извещен, дело рассмотрено в его отсутствие.

Представитель Управления Росреестра по Москве в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, представлен письменный отзыв на иск, в котором указано, что регистрация соглашения о расторжении договора об ипотеке была произведена *** в соответствии с требованиями закона (***).

Третье лицо Храменков С.С. в судебное заседание не явился, о дне и времени слушания дела извещен, дело рассмотрено в его отсутствие.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого по доводам апелляционных жалоб просят ООО КБ «Новый Московский Банк», Храменков С.С., Воронцова И.А.

Определением от *** судебная коллегия перешла к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции, привлекла к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Воронцову Ирину Александровну ***.

Представители ответчиков ООО «ВЕКО центр», Управления Росреестра по Москве в заседание судебной коллегии не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещались надлежащим образом, в связи с чем в соответствии со ст.167 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Выслушав в заседании судебной коллегии объяснения истца Титкина А.В. и его представителя адвоката Тарасова В.А., поддержавших исковые требования, представителя ответчика ООО КБ «Новый Московский Банк» по доверенности Лукьяненко Н.Л., представителя третьего лица Храменкова С.С. по доверенности Павленко В.Н., представителя третьего лица Воронцовой И.А. по доверенности Пугачевой С.В., которые полагали иск необоснованным, просили отказать в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч.4 п.1 ст.330 ГПК РФ нарушение или неправильное применение норм материального или норм процессуального права является основанием для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке.

Согласно ч.4 п. 4 ст. 330 ГПК РФ одним из оснований для отмены решения суда первой инстанции в любом случае является принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле.

Судебная коллегия полагает, что при рассмотрении дела судом были нарушены нормы процессуального права, поскольку оспариваемое истцом Титкиным А.В. дополнительное соглашение *** от *** об изменении договора ипотеки заключено в интересах Воронцовой И.А. в обеспечение ее личных кредитных обязательств на сумму ***. Таким образом, указанным судебным актом разрешен спор, который затрагивает права и обязанности Воронцовой И.А., которая не была привлечена судом первой инстанции к участию в деле. В связи с чем решение не может быть признано обоснованным и законным, и подлежит отмене.

Это интересно:  Договор ренты и договор пожизненного содержания с иждивением: отличия

На основании п.2 ст.328 ГПК РФ судебная коллегия полагает необходимым постановить по делу новое решение, при этом исходит из следующего.

Как усматривается из материалов дела, ***между ООО КБ «Новый Московский банк» (далее — Банк) и ООО «Петролеум Трейд» заключен кредитный договор N*** на предоставление кредита несколькими траншами с выплатой *** годовых, сумма лимита задолженности определена ***. Срок действия кредитной линии — ***.

Согласно *** кредитного договора исполнение обязательств по кредитному договору обеспечивается залогом недвижимого имущества — нежилого помещения по адресу: ***, принадлежащего ООО «ВЕКО центр», а также поручительством Мещеряковой О.Ф. и Титкина А.В.

*** ООО КБ «Новый Московский банк» и Титкин А.В. заключили договор поручительства N ***, согласно которому Титкин А.В. принял на себя обязательство отвечать перед кредитором солидарно с ООО «Петролеум Трейд» по кредитному договору N***.

***к договору поручительства N *** было заключено дополнительное соглашение, в котором корректировались обязательства Титкина А.В. по уплате процентов по кредитному договору.

*** ООО КБ «Новый Московский банк» (залогодержатель) и ООО «ВЕКО центр» (залогодатель) во исполнение обязательств по кредитному договору N*** заключили договор об ипотеке (залоге недвижимости) N ***, по которому ООО «ВЕКО центр» (залогодатель) передал в залог ООО КБ «Новый Московский банк» (залогодержателю) нежилое помещение по адресу: ***принадлежащее ООО «ВЕКО центр» (***). *** данный договор был зарегистрирован в Управлении Росреестра по Москве за N ***.

Дополнительным соглашением *** от ***к Договору об ипотеке был изменен порядок уплаты процентов за пользование кредитом. Данное дополнительное соглашение было зарегистрировано в Управлении Росреестра по Москве за N *** (***).

*** ООО КБ «Новый Московский банк» и ООО «ВЕКО центр» заключили дополнительное соглашение N2 об изменении договора об ипотеке N *** от ***. Стороны договорились изменить условие договора, предусматривающее существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом имущества. Стороны договорились заменить обязательство, обеспечиваемое ипотекой по договору (***).

Согласно п. 1 указанного дополнительного соглашения Банк предоставил Воронцовой И.А. кредит в размере *** со сроком действия с *** по *** с уплатой *** годовых за пользование денежными средствами; уплата процентов за пользование кредитом производится в следующем порядке: проценты за период с *** по *** — в последний рабочий день ***; проценты за период с *** по *** — в окончательный расчет при погашении предоставленного кредита одновременно с возвратом суммы основного долга, с уплатой пени в размере *** от суммы просроченной задолженности за каждый календарный день просрочки в случае непогашения или несвоевременного погашения заемщиком всей суммы задолженности по основному долгу по окончании срока пользования кредитом в целом, и/или по окончании срока погашения задолженности по требованию кредитора заемщик уплачивает пени в размере *** от просроченной суммы за каждый календарный день просрочки, которая начинает начисляться со дня, следующего за днем наступления срока уплаты процентов, в случае невыполнения заемщиком обязательств по уплате процентов или нарушение срока уплаты процентов за пользование кредитом.

В соответствии с *** дополнительного соглашения обязательство ООО «Петролеум Трейд» перед Банком по кредитному договору N*** от *** не обеспечивается залогом имущества, указанного в договоре об ипотеке N *** от ***. Взамен указанного в данном пункте обязательства ООО «Петролеум Трейд» ипотекой, возникшей на основании договора об ипотеке (залоге недвижимости) N*** от ***, обеспечивается новое обязательство, указанное в пункте *** настоящего дополнительного соглашения. *** дополнительное соглашение N *** было зарегистрировано в Управлении Росреестра по Москве за N ***.

*** между Воронцовой И.А. и КБ «Новый Московский банк» заключен договор уступки права требования (цессии) и дополнительное соглашение *** к указанному договору, согласно которым к Воронцовой И.А. перешло право требования к ООО «Петролеум Трейд», Титкину А.В., Мещеряковой О.Ф. по кредитному договору и договорам поручительства на сумму основного долга в размере ***, процентам и пени с указанной суммы.

Соглашением от ***, заключенным между Банком и залогодателем ООО «ВЕКО центр», договор об ипотеке расторгнут. Данное соглашение зарегистрировано в Управлении Росреестра по Москве ***, номер регистрации ***.

Истец Титкин А.В. является поручителем по вышеуказанному кредитному договору в соответствии с договором поручительства от *** N***.

Согласно п.1 ст.329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

При этом обязательство может обеспечиваться как одним, так и несколькими способами.

По своей правовой природе поручительство и залог относятся к способам обеспечения исполнения обязательств, имеющим дополнительный (акцессорный) характер по отношению к обеспечиваемому (основному) обязательству, и следующим за судьбой последнего ( п.п. 2 , 3 статьи 329 ГК РФ).

Вместе с тем по отношению друг к другу способы обеспечения обязательств не носят взаимообусловливающего характера. В случае, когда исполнение обязательства обеспечено несколькими способами, то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства.

Согласно ст.323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

По смыслу ст. ст. 361 , 363 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за неисполнение последним его обязательств полностью или в части, а при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником.

Согласно ***договора поручительства, заключенного между Банком и Титкиным А.В. ***, поручитель (Титкин А.В.) отвечает перед кредитором (Банком) в том же объеме, что и заемщик, включая основной долг, проценты за пользование кредитом, неустойку, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением заемщиком обязательств по кредитному договору (***).

Учитывая вышеприведенные нормы права, а также оценив собранные по делу доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что сам по себе факт изменения или прекращения договора ипотеки не имеет правового значения для определения размера ответственности Титкина А.В. как поручителя по кредитному договору, при этом учитывает, что залог и поручительство являются самостоятельными и независимыми друг от друга способами обеспечения исполнения обязательства.

В судебном заседании истец указывал на то, что договор поручительства был заключен им исключительно при наличии обеспечения обязательства в виде залога ООО «ВЕКО центр» недвижимого имущества, стоимость которого была соразмерна предоставленному кредиту.

Указанные доводы истца не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, в нарушение ст.56 ГПК РФ никаких допустимых доказательств в обоснование заявленных доводов истцом не представлено. В договоре поручительства отсутствует существенное условие его заключения как наличие дополнительного обеспечения исполнения обязательств в виде залога недвижимого имущества.

В соответствии с *** договора об ипотеке оценка предмета залога была определена сторонами в размере ***, тогда как кредит был предоставлен в размере ***. Таким образом, ссылка истца на соразмерность стоимости предмета залога сумме кредита несостоятельна.

Более того, договор поручительства подписан истцом *** а договор об ипотеке зарегистрирован ***, т.е. после подписания договора поручительства. При этом договор поручительства не содержит каких-либо дополнительных условий об обязательном согласии истца на заключение, изменение или расторжение обеспечительных договоров, в том числе согласование объема обеспечения кредитного договора. Наличие указания обеспечения (поручительство и залог) в кредитном договоре не имеет правового значения при разрешении настоящего спора, т.к. истец не является стороной по кредитному договору, и указанное обстоятельство не влечет никаких обязательств лиц, предоставляющих обеспечение.

В соответствии с ч.1 ст.450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом , другими законами или договором.

Часть 1 статьи 452 ГК РФ предусматривает, что соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Как следует из материалов дела, сторонами по договору ипотеки являются Банк и залогодатель. Договор ипотеки не содержит положений, обязывающих Банк и залогодателя получить согласие истца как поручителя на изменение залогового обязательства. Договор об ипотеке, дополнительное соглашение и соглашение о расторжении договора были заключены по соглашению сторон в соответствии с ч.1 ст.450 ГК РФ, соглашение о расторжении договора об ипотеке было совершено в той же форме, что и договор, т.е. в письменной форме, и зарегистрированы в установленном законом порядке.

В обоснование заявленных требований истец также ссылался на положения ст.168 ГК РФ, полагая, что дополнительное соглашение *** от *** и соглашение о расторжении договора об ипотеке заключены в нарушение требований закона, а также затрагивают права и охраняемые законом интересы третьих лиц.

Указанные доводы истца не нашли своего подтверждения при рассмотрении дела по существу, допустимыми доказательствами не подтверждены.

Судебная коллегия также не может согласиться с доводами представителя истца о прекращении залога путем замены обеспеченного им обязательства ввиду следующего.

Согласно ч.1 ст.334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В свою очередь, обязательство прекращается новацией тогда, когда воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством ( ст.414 ГК РФ). Для прекращения обязательства новацией требуется согласование сторонами существенных условий обязательства, которым стороны предусмотрели прекращение первоначального обязательства.

При этом замена обеспечиваемого залогом требования в договоре залога не является заменой первоначального обязательства другим обязательством, предусматривающим иной предмет или способ исполнения, т.е. не является новацией. Договор об ипотеке не был прекращен путем заключения дополнительного соглашения, продолжил свое действие, ипотека не была заменена на другое обязательство.

Таким образом, предусмотренных законом оснований для признания недействительными дополнительного соглашения *** к договору об ипотеке (залоге недвижимости) от *** и соглашения о расторжении договора об ипотеке судебной коллегией не установлено.

Разрешая заявленные требования, судебная коллегия принимает во внимание, что факт изменения или прекращения договора залога не имеет правового значения при определении ответственности поручителя. Основания прекращения поручительства определены в п.1 ст.367 ГК РФ, согласно которому поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителей, без согласия последнего.

Согласно материалам дела *** состоялось решение Пресненского районного суда г. Москвы по гражданскому делу N*** по иску КБ «Новый Московский банк» к ООО «Петролеум Трейд», Титкину А.В., Мещеряковой О.Ф. о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности, встречному иску ООО «Петролеум Трейд» к КБ «Новый Московский банк», Воронцовой И.А. о признании договора уступки права требования (цессии) недействительным, встречному иску Мещеряковой О.Ф. к КБ «Новый Московский банк», Воронцовой И.А. о расторжении договора поручительства, встречному иску Воронцовой И.А. к ООО «Петролеум Трейд», Титкину А.В., Мещеряковой О.Ф. о взыскании задолженности, которым исковые требования Банка и Воронцовой И.А. удовлетворены частично, в удовлетворении иска ООО «Петролеум Трейд» и Мещеряковой О.Ф. отказано в полном объеме. Решение вступило в законную силу ***. Указанным решением установлено, что Титкин А.В. обязан солидарно с Мещеряковой О.Ф., ООО «Петролеум Трейд» отвечать перед кредиторами в соответствии с договором поручительства от ***.

Это интересно:  Поддельный страховой полис - доказательство заключения договора ОСАГО?

Требования Титкина А.В. о признании незаконными действий Управления Росреестра по Москве по регистрации дополнительного соглашения ***от *** и Соглашения от *** о расторжении договора об ипотеке удовлетворению не подлежат, поскольку собранными по делу доказательствами подтверждается, что в регистрационный орган заявителем были предоставлены все необходимые для регистрации документы, и в соответствии с требованиями ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» были внесены соответствующие изменения в записи ЕГРП в отношении спорного объекта недвижимости. Кроме того, в ходе судебного разбирательства не установлено нарушения прав и свобод Титкина А.В. действиями Управления Росреестра по Москве, препятствия к осуществлению его прав и свобод Управлением Росреестра по Москве не создавались.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, в соответствии с п.2 ст.328 ГПК РФ судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда первой инстанции с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований Титкина А.В. к ООО КБ «Новый Московский Банк», ООО «ВЕКО центр», Управлению Росреестра по Москве о признании недействительным дополнительного соглашения *** от ***, Соглашения от *** о расторжении договора об ипотеке N***, признании незаконными действий Управления Росреестра по Москве по регистрации дополнительного соглашения N *** от *** и Соглашения от *** о расторжении договора об ипотеке.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 , 329 ГПК РФ, судебная коллегия

Решение Симоновского районного суда г. Москвы от 18 марта 2015 года отменить.

Постановить новое решение.

В удовлетворении исковых требований Титкина Андрея Вячеславовича к ООО КБ «Новый Московский Банк», ООО «ВЕКО центр», Управлению Росреестра по Москве о признании недействительным дополнительного соглашения *** от ***, Соглашения от *** о расторжении договора об ипотеке N***, признании незаконными действий Управления Росреестра по Москве по регистрации дополнительного соглашения N *** от *** и Соглашения от *** о расторжении договора об ипотеке отказать.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Если кредитный договор обеспечен и залогом и поручительством, то прекращение одного способа обеспечения не прекращает действие другого

Гражданское законодательство не ограничивает кредитора в расторжении основного договора вне зависимости от наличия или отсутствия обеспечения в виде залога.

Требование о расторжении кредитного договора, как было указано выше, целесообразно как при отсутствии обеспечения по кредиту, так и при наличии обеспечения, так как направлено, в том числе, на снижение потерь Банка вследствие обязанности уплаты налога на прибыль по начисленным процентам.

Обоснование мнения аудитора.

Отношения залога создают для кредитора дополнительные гарантии получения исполнения по обязательству в пределах стоимости заложенного имущества.

Поскольку в рассматриваемой ситуации обязательство не было исполнено, то кредитор (Банк) имеет право обратить взыскание на заложенное имущество (статья 348 ГК РФ).

Гражданское законодательство не ограничивает кредитора в расторжении основного договора, если оно обеспечено залогом.

Важно отметить, что договор залога носит акцессорный характер, то есть он не является самостоятельным договором. Как установлено в п. 1 статьи 352 ГК РФ залог прекращается вместе с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Указанное означает, что в случае, если основной договор (т.е. кредитный договор) будет расторгнут, а Банк не предъявит исковое заявление о взыскании задолженности с обращением взыскания на заложенное имущество одновременно с иском о расторжении договора кредитор (Банк) утратит право получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества. При этом не имеет значения, каким образом прекратит свое существование основной договор: будет ли он расторгнут в одностороннем порядке в суде либо будет иметь место соглашение сторон о расторжении договора.

В отношении суммы основного долга и процентов, начисленных до расторжения кредитного договора в настоящее время сложилась достаточно противоречивая арбитражная практика.

Так, например, известен случай, когда расторжение договора не привело к прекращению залога (Постановление Президиума ВАС РФ от21.05.1996 № 6278/95). Коммерческий банк заключил кредитный договор с заемщиком. Обязательства последнего обеспечивались залогом его имущества. Кредитный договор предусматривал открытие так называемой кредитной линии, то есть предоставление кредита в течение продолжительного времени и по частям. По условиям договора заемщик обязан был периодически уплачивать проценты и возвращать полученные ранее суммы кредита. Из-за нарушения заемщиком указанной обязанности коммерческий банк предъявил иск о расторжении договора на основании его существенного нарушения, взыскании долга, а также заявил требование об обращении взыскания на заложенное имущество. Суд иск удовлетворил полностью. На данное решение был принесен протест, в котором предлагалось в иске об обращении взыскания на предмет залога отказать, на том основании, что согласно ст. 453 ГК при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, а с прекращением стороной обеспеченного залогом обязательства в силу ст. 352 ГК прекращается и залог, поэтому у суда не имелось правовых оснований для обращения взыскания на заложенное имущество. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ не согласился с доводами протеста и решение оставил в силе, указав, что расторжение кредитного договора не прекратило основного обязательства заемщика по возврату ранее полученных кредитных средств и уплате процентов за пользование ими, а одновременно с основным обязательством заемщика продолжает действовать и обеспечивающее его обязательство – залог.

(Департамент банковского аудита к вопросу о применении практики расторжения кредитного договора, обеспеченного залогом).

Как вы уже успели понять, сначала нам придется разбираться с наследственными правоотношениями. Поскольку мы имеем дело с наследованием по завещанию, то применяем положения главы 62 ГК.

Согласно п. 1 ст. 1118, распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно п. ст. 1119, завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, включить в завещание иные распоряжения.

Кроме того, завещатель вправе совершить завещание, содержащее распоряжение о любом имуществе, в том числе о том, которое он может приобрести в будущем, данное положение закреплено в ст. 1120.

Больше всего нас интересует следующее, в п. 1 ст. 1137 закреплено, что завещатель вправе возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности (завещательный отказ).

Завещательный отказ должен быть установлен в завещании.

Содержание завещания может исчерпываться завещательным отказом.

По изложенным в задаче обстоятельствам, мы имеем дело как раз с этим положением, то есть с завещательным отказом.

Согласно п. 2 этой же статьи, предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и тому подобное.

По условиям задачи, сын умершего гр. Соловьева, возложенный на него отцом завещательный отказ выполнил, тем самым выполнил и обязанность перед Марком Левинсоном (задачу составлял херов шутник, Марк Левинсон — это компания специализирующаяся на производстве аудио аппаратуры, естественно был и человек Марк Левинсон, один из ее основателей, видимо составитель задачи был собой очень доволен и ему было забавно, что Герасим Соловьев передаёт японскую деку Марку Левинсону. Это так, к слову).

Теперь относительно возникших у Левинсона обязанностей в связи с принятием японской деки.

В соответствии с п. 1 ст. 1175, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно.

Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Согласно п. 3 этой же статьи, кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

Делаем вывод. Теперь, после принятия от гр. Соловьева наследства у господина Левинсона возникает обязанность по погашению оставшейся стоимости деки. Предположим, что с наследованием мы тяп-ляп разобрались.

Теперь по поводу отношений, которые возникли между умершим гр. Соловьевым и магазином «Утопия». По-моему, между ними был заключен обычный договор купли-продажи (ст. 454), просто осложненный рассрочкой.

Во-первых, статья 488. Оплата товара, проданного в кредит

1. В случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю (продажа товара в кредит), покупатель должен произвести оплату в срок, предусмотренный договором, а если такой срок договором не предусмотрен, в срок, определенный в соответствии со статьей 314 настоящего Кодекса.

2. В случае неисполнения продавцом обязанности по передаче товара применяются правила, предусмотренные статьей 328 настоящего Кодекса.

3. В случае, когда покупатель, получивший товар, не исполняет обязанность по его оплате в установленный договором купли-продажи срок, продавец вправе потребовать оплаты переданного товара или возврата неоплаченных товаров.

4. В случае, когда покупатель не исполняет обязанность по оплате переданного товара в установленный договором срок и иное не предусмотрено настоящим Кодексом или договором купли-продажи, на просроченную сумму подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 настоящего Кодекса со дня, когда по договору товар должен был быть оплачен, до дня оплаты товара покупателем.

Договором может быть предусмотрена обязанность покупателя уплачивать проценты на сумму, соответствующую цене товара, начиная со дня передачи товара продавцом.

5. Если иное не предусмотрено договором купли-продажи, с момента передачи товара покупателю и до его оплаты товар, проданный в кредит, признается находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате товара.

А во-вторых, Статья 489. Оплата товара в рассрочку

1. Договором о продаже товара в кредит может быть предусмотрена оплата товара в рассрочку.

Договор о продаже товара в кредит с условием о рассрочке платежа считается заключенным, если в нем наряду с другими существенными условиями договора купли-продажи указаны цена товара, порядок, сроки и размеры платежей.

2. Когда покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

3. К договору о продаже товара в кредит с условием о рассрочке платежа применяются правила, предусмотренные пунктами 2, 4 и 5 статьи 488 ГК.

Теперь мы поняли, от куда возникли отношения, связанные с залогом (п. 5 ст. 488) и разберем требования салона «Утопия».

Признать недействительным завещательный отказ как совершенный без его согласия. – В силу чего? На сколько я понимаю, гр. Соловьеву не требовалось согласия магазина, чтобы завещать свое имущество, соответственно и его сыну не требовалось еще чье-то согласие, чтобы совершить завещательный отказ. Думаю, что такое требование неправомерно.

Это интересно:  Обязательна ли спецификация к договору поставки

Следующее требование. Истребование имущества у Левинсона как неосновательного приоб­ретателя в пользу магазина.

Согласно п. 2 ст. 489, когда покупатель не производит в установленный договором срок очередной платеж за проданный в рассрочку и переданный ему товар, продавец вправе, если иное не предусмотрено договором, отказаться от исполнения договора и потребовать возврата проданного товара, за исключением случаев, когда сумма платежей, полученных от покупателя, превышает половину цены товара.

Возникает вопрос, было ли уже уплачено 50%? Всего оплатили 16 тысяч + за 2 месяца. Прикинем, какая вышла сумма? 24 тысячи нужно было заплатить за 6 месяцев, с ноября 1996 г. по апрель 1997 г. То есть по 4 тысячи в месяц. Получается, если Соловьев оплатил 16 + за 2 месяца (8 тыс. р.) получается 24, а это уже больше половины и требовать возврата проданного товара нельзя.

Третье требование. А вот пеню взыскивать можно. Согласно п. 4 ст. 488, в случае, когда покупатель не исполняет обязанность по оплате переданного товара в установленный договором срок и иное не предусмотрено настоящим Кодексом или договором купли-продажи, на просроченную сумму подлежат уплате проценты в соответствии со статьей 395 настоящего Кодекса со дня, когда по договору товар должен был быть оплачен, до дня оплаты товара. Вот вам и ответ.

Короче полный bullshit/ извините если что не так.

Новое основание прекращения поручительства

До принятия Президиумом ВАС РФ Постановления от 03.07.2012 №1964/12 (в дальнейшем данная позиция нашла отражение в п.28 ППВАС42), переход к исполнившему обязательство поручителю права требовать исполнения от остальных поручителей вызывал сомнения. Причиной тому была возможность двоякого толкования п.1 ст.365 ГК:

«К поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора».

А расширительное толкование включает переход прав в отношении других поручителей, что вполне соответствующее буквальному содержанию п.1 ст.365 ГК, поскольку в поручительстве тоже есть сторона под названием «кредитор».

Как отмечает Р.С. Бевзенко, разъяснение Президиума ВАС РФ по данному вопросу (в сравнении, правда, не с ограничительным толкованием, а с идеей распределения ответственности поручителей, но для двух прочтений п.1 ст.365 ГК это тем более верно) мотивирует поручителей исполнить обязательство в кратчайшие сроки и не дожидаясь судебного разбирательства:

«72. Нельзя не заметить, что предложенная в п.28 комментируемого Постановления квалификация раздельного сопоручительства (наиболее часто, кстати, встречающегося на практике) неизбежно должна подталкивать каждого из поручителей к скорейшему платежу в пользу кредитора: ведь чем раньше сопоручитель заплатит кредитору, тем больше обеспечительных прав он получит. В свою очередь тот сопоручитель, который будет дольше всех уклоняться от платежа, в итоге останется один на один с должником. Такой подход, стимулирующий поручителей к как можно более скорому исполнению своих обязательств, в гораздо большей степени отвечает интересам кредитора» (Р.С. Бевзенко Новеллы судебной практики в сфере поручительства//Вестник ВАС РФ. №2. 2013г.).

Однако со вступлением в силу Изменений в ГК №42-ФЗ такой стимул у поручителей, возможно, пропадет, поскольку в ст.363 ГК появится п.4:

«При утрате существовавшего на момент возникновения поручительства обеспечения основного обязательства или ухудшении условий его обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора, поручитель освобождается от ответственности в той мере, в какой он мог потребовать возмещения (статья 365) за счет утраченного обеспечения, если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение. Соглашение с поручителем-гражданином, устанавливающее иные последствия утраты обеспечения, является ничтожным».

Таким образом, если помимо поручительства основное обязательство обеспечивалось другим поручительством/залогом/гарантией/обеспечительным платежом и это обеспечение прекратилось по причинам, которые можно связать с кредитором, первое поручительство также прекращается в соответствующей части (с неустойкой проблем возникнуть не должно, т.к., во-первых, она является составной частью основного обязательства и при прекращении обязанности по её уплате обеспечение в ее отношении и так прекратиться на основании п.1 ст.367 ГК, хотя для случая обеспечения только части обязательства возможны варианты, а, во-вторых, она всё-таки является обеспечением особого рода: не дополнительный источник погашения задолженности, а стимулирующий характер, т.ч. «в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного возмещения» здесь неприменимо).

Данная новелла идет вразрез с позициями обеих высших судебных инстанций, которые полагали обеспечительные сделки независимыми друг от друга:

— «Если обязательство, по которому выдано поручительство, было обеспечено другим поручительством, залогом, банковской гарантией и т.п., то судам следует исходить из того, что прекращение иных обеспечительных сделок само по себе не прекращает поручительство. Иное может быть предусмотрено договором поручительства» (п.36 ППВАС42);

— «Если исполнение кредитного обязательства обеспечено несколькими способами (залог, поручительство), то недействительность или прекращение действия одного способа обеспечения само по себе не влечет аналогичные последствия в отношении другого способа обеспечения обязательства. … По отношению друг к другу способы обеспечения обязательств не носят взаимообусловливающего характера» (п.6 Обзор ВС об исполнении кредитных обязательств от 22.05.2013 по определению ВС РФ от 26.07.2011 N 11-В11-11; см. также Определение ВС РФ №39-В11-5 от 13.09.2011).

И это странно, поскольку многие нормы «нового ГК» закрепляют сложившуюся практику ВАС РФ или ВС РФ, а вот причины появления этой новеллы не ясны.

Несмотря на сказанное выше по поводу того, что поручителям выгодно скорее исполнить обязательство и получить больше обеспечительных прав, зачастую должник и все поручители и залогодатели, в том числе физ.лица, являются аффилированными лицами и получения права требования по отношению друг к другу для них значения не имеет, поскольку, по сути это перекладывание денег из одного кармана в другой. Поэтому такое сокращение ответственности одного поручителя из-за того, что что-то произошло с другим обеспечением, представляется неоправданным.

Кроме того, хотя обратные формулировки используются в ст.ст. 345 и 813 ГК, а также ст.36 Закона об ипотеке, но четкое понимание их смысла не сложилось, т.ч. не вопрос о том, что считать обстоятельствами, зависящими от кредитора, вызывает сложности.

1. Вероятно, к таким обстоятельствам будет отнесено признание обеспечительной сделки недействительной или незаключенной. Хотя в данном случае еще остается простор для трактовки слов «если докажет, что в момент заключения договора поручительства он был вправе разумно рассчитывать на такое возмещение». Т.ч., например, если поручитель (допустим, он является участником другого обеспечителя) сам же и инициировал оспаривание обеспечения, по поводу прекращения его собственного поручительства можно будет поспорить.

2. Скорее всего, в данную категорию попадет также вывод обеспечения по согласованию с кредитором, т.е. расторжение обеспечительного договора по соглашению сторон или уменьшение состава залогового обеспечения/размера ответственности поручителя/суммы гарантии.

С одной стороны, это кажется разумным (и то если не брать в расчет независимость одного обеспечения от другого), т.к. поручитель при этом сам теряет источник погашения своих требований. Взять хотя бы случай, когда физ.лицо согласилось стать поручителем по ипотечному кредиту своего знакомого, рассчитывая, что в случае, если ему самому придется гасить этот кредит, оно сможет возместить свои расходы за счет стоимости заложенной недвижимости. Вряд ли можно считать справедливым, если залогодатель и залогодержатель в такой ситуации расторгнут договор ипотеки (хотя мне сложно представить, что кредитор на такое согласится), оставив поручителю только обычные способы взыскания, которые в отношении единственного жилья бессильны.

Но с другой стороны, возможны и другие ситуации: замена одного обеспечения на другое или частичный вывод залога в связи с частичным исполнением основного обязательства (в т.ч., когда за счет реализации имущества, выведенного из залога, осуществляется частичное исполнение основного обязательства; при этом вывод имущества из залога может предшествовать частичному погашению основного обязательства). В последнем случае существует опасность двойного уменьшения ответственности поручителя: в связи с частичным прекращением обеспеченного обязательства (п.1 ст.367 ГК) и в связи с утратой залогового обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора (п.4 ст.363 ГК). Плюс ко всему кредитор и заемщик могут согласовать пропорциональное соотношение остатка задолженности и размера залогового обеспечения, как то, стоимость предмета залога должна составлять не менее 30% от остатка задолженности. В этом случае уменьшение размера обеспеченного обязательства и снижение стоимости предмета залога не совпадут по суммам и наверняка суд посчитает, что ответственность поручителя должна быть уменьшена на большую из них.

3. Также может возникнуть путаница в случае, когда поручительство обеспечивает только часть обязательства. Абз.2 п.1 ст.367 ГК предусматривает, что исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части (и это в пользу кредитора). По аналогии можно предположить, что и вывод залога, т.е. оставление основного обязательства без соответствующего обеспечения, должен касаться части, необеспеченной поручительством, но это повлечет прекращение поручительства (а это уже противоречит интересам кредитора и такой обращение направленной на защиту кредитора нормы против него же нелогично).

4. Но самый интересный вопрос, будет ли считаться утратой обеспечения «по вине кредитора» прекращение залога в результате обращения на него взыскания по другому обязательству, также этим залогом обеспеченному (не могу сейчас найти, но до 01.07.2010 я находила практику, что кредитору было отказано в досрочном взыскании кредита, которое тот обосновывал тем, что инициировал обращение взыскания на тот же залог по другому кредиту, и мотивирован отказ в иске был именно тем, что обращение взыскания на залог по другому обязательству происходит по воле самого кредитора). Или еще разновидность данной ситуации: залог является последующим по отношению к залогу в пользу другого кредитора и прекращается в связи с тем, что кредитор по обеспеченному поручительством обязательству не воспользовался правом на досрочное исполнение при обращении взыскания на залог старшим залогодержателем (п.4 ст.342.1 ГК).

Если исходить из того, что исполнение обязательства за счет залога или поручительства также является утратой обеспечения по обстоятельствам, зависящим от кредитора (ведь исполненное обеспечительное обязательство прекращается, а требование исполнить обязательство залогодателям и поручителям предъявляет кредитор), получится, что в соответствии с п.4 ст.363 ГК переход права требовать исполнения от поручителей по ст.365 ГК больше происходить не будет, т.к. на исполненную другим поручителем часть неисполненые поручительства будут прекращаться.

В результате получается, что п.4 ст.363 ГК содержит противоречие: ссылается на ст.365 ГК: «в той мере, в какой он мог потребовать возмещения за счет утраченного обеспечения [а другое поручительство также является обеспечением и, надо думать, в данном случае также имеется в виду]», но требуемого события (перехода права потребовать исполнения от другого поручителя) изначально не предполагается (если это не поручительство юр.лица, в котором оговорено, что п.4 ст.363 ГК к нему не применяется, но в такие детали другой поручитель вряд ли будет посвящен и надо всё-таки исходить из того, что ГК предлагает по умолчанию).

Хочется надеяться, что при итоговом пересмотре (см. здесь) поправок, внесенных в ГК, Совет по кодификации обратит внимание и на эту норму.

Иначе кредиторам опасно будет не только идти навстречу заемщикам в вопросах изменения обеспечения, но даже совершать действия, направленные на защиту своих прав. А вдруг суд сочтет, что подав заявление о признании заемщика-залогодателя банкротом, кредитор ухудшил условия обеспечения (нельзя же в банкротстве получить полную сумму, вырученную от реализации предмета залога)?

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, www.garant.ru, studfiles.net, zakon.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector