+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Сизо женское в москве

— Официальный сервис ФСИН-ПИСЬМО https://fsin-pismo.ru
— Количество писем для заключенного не ограничено
— Ответ — сканированная копия рукописного письма на ваш электронный адрес.
— Доставка от одного до трех рабочих дней.

Наиболее быстрый и удобный метод — перевод через сервис Промсвязьбанка — https://fsin-money.ru
— принимаются VISA, MasterCards
— минимальная комиссия — 3,9% но не менее 70 рублей
— оповещение о всех этапах прохождения перевода
— деньги поступают непосредственно на лицевой счет заключенного.

— Онлайн-система для предварительной записи следователей и адвокатов в СИЗО ФСИН России
— Официальный сервис ФСИН-ВИЗИТ www.fsin-vizit.ru

Онлайн-система для предварительной записи в бюро передач следственных изоляторов ФСИН России
— Официальный сервис ФСИН-ОКНО www.fsin-okno.ru

Первое воскресенье месяца – санитарный день
* За один час до окончания рабочего дня прекращается выдача бланков заявлений на передачу.

Подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником СИЗО-6 Печатники с момента фактического задержания. Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность. (часть первая в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) Свидания подозреваемого или обвиняемого с его защитником могут иметь место в условиях, позволяющих сотруднику места содержания под стражей видеть их, но не слышать. (в ред. Федерального закона от 21.07.1998 N 117-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции) Подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое. Свидания с родственниками и иными лицами осуществляются под контролем сотрудников мест содержания под стражей и в случае попытки передачи подозреваемому или обвиняемому запрещенных предметов, веществ и продуктов питания либо сведений, которые могут препятствовать, установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления.

Первое воскресенье месяца – санитарный день.

Три последних воскресенья месяца – краткосрочные свидания для осужденных отряда х/о.

ГРАФИК РАБОТЫ УЧРЕЖДЕНИЯ
с 08 часов 45 минут до 13 часов 00 минут – рабочее время;
с 13 часов 00 минут до 13 часов 45 минут – обеденный перерыв;
с 13 часов 45 минут до 17 часов 45 минут – рабочее время*
_________________________________________________________
* В пятницу рабочий день устанавливается до 16 часов 30 минут;
в предпраздничные дни рабочий день устанавливается на один час короче.

Понедельник — Заместитель начальника следственного изолятора с 14:00 до 16:00;
Вторник — Начальник следственного изолятора, с 11:00 до 13:00;
Среда — Заместитель начальника следственного изолятора, с 11:00 до 13:00,
Заместитель начальника следственного изолятора по лечебно-профилактической работе – начальник медицинской части – врач, с 14:00 до 16:00 (передача медицинских препаратов);
Четверг — Заместитель начальника следственного изолятора, с 11:00 до 13:00;
Пятница — Заместитель начальника следственного изолятора, с 11:00 до 13:00;
Выходные дни — суббота и воскресенье.

Осужденный, подозреваемый, обвиняемый или его родственники, могут обжаловать незаконные, с их точки зрения, действия администрации СИЗО-6 Печатники, направив письменное сообщение об этом в следующие инстанции:

Сизо женское в москве

Сейчас в сети можно найти отзывы практически обо всех местах в нашей стране, в том числе и об исправительных учреждениях. Теперь, опираясь на отзывы заключенных и их родственников, можно составить картину о том или ином московском СИЗО, даже если вы сами там никогда не бывали. Именно такие отзывы ждут вас далее.

Далее текст автора:

СИЗО №1 «Матросская тишина»

Подойдет для тех, кто любит места с давней историей: смирительный дом для «предерзостных» был основан тут еще в 1775 году.

Это далеко не лучший изолятор в Москве. В коридорах пахнет сыростью и краской. Неудобство могут доставлять регулярные обыски камер: постояльцам не разрешается иметь при себе никаких посторонних предметов. Наверное поэтому так мало отзывов и фотографий из камер. Но вы все равно сможете здесь обустроиться, если руки у вас из нужного места. Например, сделаете импровизированный почтовый ящик из сигаретной пачки.

За всю историю изолятора из него было совершено несколько удачных побегов. Последний — в 2013 году: арестант с помощью ложки расковырял вентиляционное отверстие на потолке и через него вылез на крышу.

«Макароны с подливкой и баланда на 4, чефир лучший в городе», Grigory Patsera
«Прохожу мимо, а там Rihanna поет громко», mark sdvigov
«Очень приятные девушки здесь работают. В особенности старшая по следственной части Лена. А вот Михална отжигает))», Сергей TraNCer

Старейшая московская тюрьма с богатой историей. Первым «именитым» постояльцем Бутырки стал арестованный в 1775 году Емельян Пугачев. До самой своей казни он сидел в цепях в подвале одной из башен, которую позже назвали его именем.

Кроме того, «Бутырку» можно признать самой культурной московской тюрьмой. Сам Толстой приходил сюда писать свое «Воскресенье». В разные годы тут проживали Маяковский, Мандельштам, Шаламов и Солженицын. Так что побывать в «Бутырке» — это все равно что для любителя литературы побывать в Ясной поляне. За своей порцией вдохновения сюда приезжал даже Микки Рурк.

Возможно, именно из-за любви к истории и литературе «Бутырка» часто переполнена. Будьте готовы: может выйти так, что из-за нехватки кроватей вам с вашими сожителями придется спать по очереди. Зато из окон красивые виды на внутренний дворик

Жалуются в «Бутырке» на невкусную еду, на ветхие тренажеры, на то, что во время прогулок по двору нельзя погонять мяч. Зимой в камерах холодно, а летом — жарко, а самостоятельно открывать окна постояльцам запрещено. Учитывая, что курят практически во всех камерах, не рекомендуется приезжать сюда астматикам. Могут возникнуть сложности со связью с внешним миром: например, адвокату отсюда невозможно отправить факс, а еще на свиданиях не разрешают обнимать своих жен.

«Аутентичный интерьер. Неизменное соблюдение традиций арестантской кухни. Откровенные разговоры по душам. Теплый прием», Юлия
«Талантливые и успешные тут часто собираются :)», Alessandra
«Прекрасный вид из окна во внутренний дворик», Andrey

Тюрьма основана в 1937 году. Съезжались суда со всего Советского Союза. В свое время тут побывал и немецкий фельдмаршал Фридрих Паулюс, и сын вождя Василий Сталин.

«Пресня» — место не для слабонервных. По прибытии в тюрьму новичкам разу устраивается своеобразная проверка с криками, дубинками, овчарками и постоянными пересчетами. Это называется «нагнать жути». По отзывам постояльцев, в этом месте царит особая атмосфера: говорят, что тут «воздух зоной пахнет». То есть если вы окажетесь в «Пресне», то можете считать, что ваш дальнейший жизненный путь предопределен. Но в этом есть свои плюсы: арестанты ведут себя по понятиям, так как не хотят отвечать за свой беспредел по прибытии в колонию.

Один из самых свободных изоляторов в Москве, есть горячая вода. Можно затянуть в камеру кое-что из любимых и нужных вещей: станки с безопасными лезвиями, тапочки, ловушки для тараканов, фильтры для воды и книжки, при условии, что они не о психологии и не о борьбе. Магазины, пункты передачек работают бесперебойно. Девушки-сотрудницы очень вежливые и приветливые.

«Я люблю это место ))) мусора есть нормальные, а есть конченные», Лиза Лютая
«С пола ничего не брать, вафлов не дотрагиваться, с операми не откровенничать, на подставы не вестись», Andrey Zateynikoff
«Баланда здесь не сахар конечно», Ilya Klinskih

Самый комфортный и молодой СИЗО из всего списка. «Медведя» называют евротюрьмой в Москве: тут вам никаких двухъярусных кроватей и зловонных параш. У каждого постояльца есть своя тумбочка. В камерах светло и свежо. На окнах — пластиковые профили, есть холодильники, телевизоры, радио и горячая вода.

Единственный минус — находится в промышленной зоне и окружен заводами.

«Новое помещение просто супер! Всё новенькое и просторное», Вера Барышникова
«Следственных кабинетов мало, все медленно», Bouvier Flandr
Все в двойных пакетах маечках,и распакованное!Не задерживайте очередь,вся информация на сайте СИЗО) Анастасия Николаева

СИЗО №5 «Войковский»

Этот СИЗО называют «Водником». В нем принимают несовершеннолетних гостей. Они могут жить тут по несколько лет, и если нет никаких срочных дел, то их возят на машинах в специальную школу. В школе ученикам домашнего задания не дают, потому что в камерах не разрешается держать учебники.

А так пребывание в «Воднике» похоже на жизнь в детском лагере. Тут все обуты, одеты, сыты, у всех есть спальное место, матрас, спальные принадлежности, ложка и кружка. Еще тут все время все друг на друга обижаются.

Например, ребенок обиделся, что ему не вылечили зуб, и отказался заступать на дежурство. Надзиратель тоже обиделся и посадил ребенка в душный карцер.

Если кто-то оказывается способным не грустить в этом месте, то он автоматически становится авторитетом.

В камерах есть холодильники, телевизоры и неработающие вентиляторы. В камерах бывает душновато. Говорят, что тут хорошая баня. А еще тут танцуют под Мадонну.

«Я б сказала прям party place!))» Yulia Me
«Позитивное местечко!» Pavel Lapin
«За парковку на Центральной аллее грозятся отобрать пропуск!» Petr Sinii

СИЗО №6 «Печатники»

«Печатники» созданы для женщин. Это целый клубок сплетен, правдоподобных и не очень. Говорят, что там через день кто-то обязательно кончает с собой. Говорят, что там можно на раз-два подхватить туберкулез, потому что новоприбывших обследуют на поломанном рентген-аппарате. Говорят, что там бессердечная начальница, которая все время орет на родственников постояльцев и вообще разводит бардак. И еще говорят, что там все невиновные сидят.

Будьте аккуратны: ваши передачки тут могут запросто потеряться и деньги переводятся на счета тоже через раз. Врачей «Печатников» часто обзывают ветеринарами, так что людям со слабым здоровьем тут лучше не задерживаться.

Главное в «Печатниках» — попасть в хорошую компанию. В каких-то апартаментах дамы часто моют пол и делятся конфетами, а в других — запросто отжимают последние сигареты.

Еще дам порадует то, что в «Печатниках» есть своя парикмахерская и маникурный кабинет. Родственники могут запросто передать постояльцам скрабы, крема и тоники, при условии, что в их составе не будет спирта. Оставаться красивой можно и нужно даже в тюрьме. Потому что каждый год 8 марта сюда приезжает Жириновский — поздравлять женщин с их праздником.

«Очень большие очереди!» Natalie Kruglik
«Мало кабинетов, всегда очередь, сесть негде, ни кофе, ни туалета в комнате ожидания. День потерян», Viacheslav L
«Говорят, тут сидели Pussy Riot», Александра Миронова

Место мрачное, если не сказать мистическое. Тюрьму построили в 1881 и держали в ней низших военных чинов. Разговаривать строго запрещалось. Два-три месяца безмолвия выдерживали немногие. Кто-то сходил с ума. Кто-то просился на каторгу. Солженицын рассказывал, что в 40-х тут были «психические» камеры, окрашенные в черный цвет и круглосуточно освещаемые. А еще зеков мучил рев от аэродинамической трубы, расположенной в соседнем институте, от которого миска с кружкой, вибрируя, съезжала со стола.

Это интересно:  Долг за коммунальные услуги, как проверить задолженность, как рассчитывается пеня за просрочку

С тех пор, похоже, мало что изменилось. ФСБ, во владении которой находится «Лефортово», окутала СИЗО тайной, спрятав все документы о его истории. Со времен СССР сюда съезжаются все диссиденты и несогласные — начиная с жертв сталинских чисток и заканчивая Новодворской и Эдичкой Лимоновым. Так что если вам что-то в стране не нравится, то задумайтесь о возможности переезда.

Условия содержания в СИЗО очень даже неплохие, но это с лихвой компенсируется драконовским режимом. При этом такие действия, как пересылка денег или организация свидания тут может длиться месяцами. Так что запаситесь терпением.

Особая гордость «Лефортово» — тюремная библиотека, которую собирают с XIX века. Среди раритетов есть прижизненное издание Пушкина, полное собрание сочинений Лескова за 1897 год. Но опять же неясно, правда это или очередной миф.

«Отличное место, чтобы годик-другой посидеть!» Pavel Lapin
«Чтобы попасть в Лефортово в понедельник, нужно встать в очередь в среду», Sergio Rimsky
«Длинная очередь, пацаны, сегодня сюда не вариант», Elia Potekaev

Юго-Восточный Курьер Окружная газета ЮВАО Москвы

40 человек обслуживают тысячу

На Шоссейной улице находится единственный в Москве женский следственный изолятор № 6. В так называемой «Бастилии» окна всех камер выходят во двор, поэтому контакты с внешним миром исключены. Здесь содержатся 919 женщин и 154 мужчины при лимите камер в 892 человека.

ТОЛЬКО «ПО РЕКОМЕНДАЦИИ»

В отряд по хозяйственному обслуживанию входят 43 женщины, отбывающие наказание в СИЗО. Они занимаются уборкой корпусов, стиркой и приготовлением пищи на весь изолятор.

— Из подсудимых, которые составляют остальную часть заключенных, мы отбираем в отряд здоровых и молодых женщин, — рассказывает начальник отряда хозяйственного обслуживания Ирина Попова. – У них должна быть первая судимость по статье небольшой и средней тяжести, как кража, ДТП, мошенничество, разбой, грабеж, и хорошие рекомендации сотрудников – психолога, оперативника, «режимника». Условия содержания здесь облегченные, а в перспективе – условно досрочное освобождение. Сейчас самой молодой у нас 21 год, а старшей – 50 лет.

Фото: Алексей Белкин

В отличие от подследственных, которые содержатся в камерах с двухъярусными койками, члены отряда живут по пять-шесть человек. В комнатах – аккуратно заправленные кровати, современный телевизор, тумбочки, табуретки, пара шкафов, в которых можно найти скромные пожитки заключенных – халаты «в клеточку», черную и зеленую форму, гигиенические и бытовые вещи. На стенах желтого цвета висит несколько картин, пластиковые окна украшают шторы и горшки с растениями. На весь этаж – четыре душевых кабины и пять туалетов. Днем обитательницы этих помещений – на своих рабочих «постах».

«ВЗЯЛИ» ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ

24-летняя Елена (все имена героинь изменены) отвечает в отряде за раздачу пищи. Она разливает ее по посудам и развозит по камерам, а также убирает корпуса. Здесь она уже четыре года.

— Сама виновата, — говорит, смущенно улыбаясь, красивая девушка с двумя косичками и голубыми глазами. – Друг постоянно «этим» занимался, хотя я не пробовала. Один раз разрешила ему «это» оставить у себя дома. Через 10 минут, как он ушел, приехали оперативники.

Фото: Алексей Белкин

За хранение наркотиков (статья 228 УК РФ, по которой сидит половина отряда) ей дали 6 лет и 8 месяцев. В свободное от работы время (по регламенту осужденные работают 40 часов в неделю, включая и субботу) Елена рисует, поет и сама научилась играть на пианино. Свои творческие способности она использует при подготовке к концертам, которые проходят у заключенных по праздникам. Начальница отряда ее хвалит и считает талантливой. Кстати, в прошлом году Елена прошла во второй тур всероссийского конкурса песни среди осужденных «Калина Красная», пела иностранную песню. В этот раз собирается готовить русскую.

До того, как попасть в тюрьму, Елена успела получить среднее специальное образование по специальности лингвист и гостиничное дело. Выйти на свободу надеется в этом году. С работой обещают помочь друзья.

«ХОЧУ БОЛЬШУЮ СЕМЬЮ»

Фото: Алексей Белкин

Снежана – девушка с пышными формами – выглядит намного моложе своих лет (ей 31 год). За наркотики ей дали шесть лет, из которых «отбыла» она уже четыре. Про то, как сюда попала, девушка говорить не хочет, зато с удовольствием рассказывает о своих хобби и жизни «до».

Снежана училась на менеджера и работала. Разрабатывала макеты, занималась дизайном, оформлением помещений. За две недели, как попала в тюрьму, получила в компании должность финансового директора.

В СИЗО она работает поваром в пищеблоке, по ее признанию, готовит еду в больших котлах на тысячу человек.

— Сегодня я вышла на работу в 4 часа, чтобы приготовить завтрак. Вчера с утра делала овсяную молочную кашу, на обед – гороховый суп, макароны с тушенкой и кисель, а вечером выдавали рагу из овощей с минтаем. «Диетчикам» еще положен творог, яйца, сок, сливочное масло и куриное мясо, — перечисляет меню заключенная.

Фото: Алексей Белкин

Готовить она любила с детства – муж ее сестры, дядя, бабушка и мама работают поварами, хотя всегда старалась уйти от этой «стези» — считает ее тяжелой. Но в октябре прошлого года Снежана заняла второе место в городском конкурсе профессионального мастерства «Лучший повар» среди осужденных.

Молодой человек не «дождался» Снежану, но девушка мечтает о большой семье. Говорит, что хочет иметь двух-трех родных детей и, если получится, одного приемного.

«ЕЖЕДНЕВНО ПЕКУ ПО 72 БУХАНКИ»

Фото: Алексей Белкин

Надежда всю жизнь проработала в банке, последние годы – заместителем начальника отдела департамента банковских карт. В СИЗО она с ноября 2016 года.

— Здесь я не случайно, как говорят многие, я действительно виновата, — рассказала 45-летняя Надежда. – Я воспользовалась чужими деньгами – хотела дать образование дочери, которую воспитываю одна. И мама у меня старенькая – раком болеет. Вскоре меня замучила совесть – призналась мужчине, обещала деньги вернуть, но не сразу. Но он, видимо, думал, что, упрятав меня в тюрьму, быстрее их получит.

За мошенничество в особо крупных размерах с использованием своего служебного положения Надежде дали 3 года и 9 месяцев. Вначале она здесь занималась раздачей пищи, последние две недели работает в пекарне – печет в день по 72 буханки. Ее навещает подруга и «выхода» ждет дочь, которая собирается замуж.

Фото: Алексей Белкин

СВАДЬБА В ТЮРЬМЕ

22-летняя Любовь отбывает наказание в СИЗО № 6 уже почти два года. Здесь она трудилась маляром – научилась штукатурить, шпаклевать, красить, даже плитку класть, сейчас – развозит еду по камерам.

— Сижу за наркотики, — неохотно говорит девушка, внешне похожая на подростка. – Попала в плохую компанию – продавала и употребляла, меня «сдали».

До тюрьмы Люба поступила в университет «Синергия» на специалиста по рекламе. В изоляторе продолжила обучение – дистанционно: учебные материалы загружены в электронную книгу. Разбираться в материалах приходится самостоятельно. Контроль осуществляется в виде экзаменационных тестов – их привозят в распечатанном виде; после данных ответов – отвозят обратно.

Фото: Алексей Белкин

В октябре прошлого года она расписалась в СИЗО с парнем.

— Хотели увидеться – встречи разрешаются только родственникам, — вспоминает Люба. – Церемония проходила в обычной комнате. Сотрудник из ЗАГСа приехал и зарегистрировал нас. Бабушка привезла белое свадебное платье. Мне разрешили накраситься, сделать прическу и маникюр. А после нас ждало длительное свидание в трое суток.

Каждые три месяца осужденным разрешают длительные (до трех суток) свидания с близкими и раз в два месяца – краткосрочные. Заключенные при желании могут по предварительному заявлению чуть ли не ежедневно общаться с родными по стационарному телефону.

Фото: Алексей Белкин

«ВЕРЮ В ЛЮДЕЙ»

Четвертый год начальником этого отряда работает 43-летняя жительница Печатников Ирина Попова. В СИЗО она попала случайно.

— Окончила юридический вуз на следователя. Подружка предложила пойти в изолятор. Она потом бросила, а я осталась, — делится Ирина Михайловна.

7 февраля исполнилось 12 лет, как она здесь работает: начинала с рядового, через 1,5 года попала в воспитательный отдел.

— Запомнилась одна девочка – сидела за наркотики. У нее было двое маленьких детей. Она подавала на УДО, но до конца ей оставался еще очень большой срок – 2,5 года. Поехали с ней в суд. Ее спрашивают, что делать будет, когда выйдет. Она отвечает, что ничего не обещает, знает, что ее героин «ждет», но у нее есть дети, ради которых стоит жить, и она сделает все, чтобы не вернуться «обратно». Ее «отпустили» три года назад, — говорит Ирина Попова. – Четверть отряда после освобождения возвращается на прежнее место работы. В прошлом году «вышли» три девушки и создали семьи, родили ребятишек. Я верю в людей и в то, что они исправляются, особенно если захотят.

Женский ад: в московском СИЗО «666» творятся страшные вещи

«Не хватает сил, чтобы просто поднять руки, все кричат: «Воздуха! Дышать!»

Единственный женский изолятор Москвы носит номер 6, но в последнее время его настойчиво именуют числом зверя — «СИЗО 666». Случилось так, что он стал территорией зла и бесконечной боли. В рейтинге мест, унижающих женское достоинство, он занял бы, пожалуй, первое место.

Если вы вдруг окажитесь в СИЗО №6, внимательно смотрите под ноги. Вы можете нечаянно наступить на. девушку, женщину или старушку, прикрывшуюся на полу выцветшим серым одеялом.

Какие сны можно увидеть, когда спишь под лавкой? Когда по тебе ползают полчища тараканов? Когда рядом десятки женщин стонут и плачут?

Но отсутствие отдельного спального места и скученность — не главная беда московского изолятора. Многие камеры напоминают душегубки (из-за отсутствия вентиляции и форточек), и женщины там кричат: «Дайте воздуха! Дышать!» Здесь легко заразиться смертельно опасными болезнями, и «добрый доктор» на помощь тут точно не поспешит.

Как попасть в СИЗО №6 и выжить — современная история в записках нашего обозревателя, члена Общественной наблюдательной комиссии Москвы.

Жизнь под лавкой с тараканом

Женский СИЗО в Печатниках стоит рядом с красивейшим храмом. Тут решетки — там витражи, тут бетонные заборы — там цветочные ограды. Вот уж поистине грешное и святое на Земле всегда идут рядом. Словно в доказательство этому — последняя поступившая правозащитникам жалоба. Ее автор — 91-летняя монахиня Елизавета, внучка которой сейчас находится в СИЗО. Престарелая отшельница много лет была настоятельницей монастыря, где воспитывались сироты. И когда ее родную внучку задержали с наркотиками, она была уверена: за решеткой ей не придется болеть или голодать. Увы.

Большинство сотрудников изолятора №6 — сами женщины. Ах как идет им новая фсиновская форма! И ведь некоторые приятны не только внешне. У них душа разрывается, глядя на арестанток, они рады бы облегчить их участь, но из-за сокращения штата и резкого увеличения числа заключенных не хватает ни рук, ни времени.

Это интересно:  Проведение расследования на предмет условий проживания ребенка

Итак, вот цифры: на 5 июня 2016 года в женском СИЗО при лимите 892 человека содержится 1357. Переполненность составляет 57%.

Думаете, судьи не знают, что единственный СИЗО переполнен? Отлично знают! Об этом их информируем и мы, и ФСИН. Но люди в мантиях все равно снова и снова избирают женщинам самую строгую меру пресечения. И ладно, если бы речь шла только об убийцах и других опасных для общества преступницах. Снова увы! Без кого не смогли обойтись наши правоохранительная и судебная системы?

Вот, скажем, без Кати, которая взяла у соседей самокат, чтобы съездить на нем за водкой.

Или без больной раком Надежды, которая украла в супермаркете головку дорогого сыра.

Без многодетной матери Натальи, которая подозревается в махинациях со страховками.

Без Елены, которая была задержана на границе по обвинению в организации незаконной миграции.

Без Светланы, которая присвоила себе чужой мобильный телефон.

Я могу продолжать бесконечно долго. В каждой камере есть как минимум 3–4 женщины, которые нанесли настолько смехотворный ущерб, что выдавать их за опасных преступниц даже стыдно. Они вполне могли бы находиться до приговора под подпиской о невыезде или под домашним арестом. Но следователю так неудобно (вдруг скроется, и у него не будет «палки»? Вдруг откажется дать признательные показания?) Если бы идею Верховного суда РФ декриминализировать преступления с ущербом до 5 тысяч рублей поддержали депутаты Госдумы, то их бы вообще не имели права сажать. Но опять и опять — увы. Депутаты не поддержали, а значит, женщин можно бросать за решетку.

Как живут они в СИЗО и что стоит за сухим языком цифр перелимита?

Камера №108.

Здесь временно сосуществуют сразу 55 женщин возраста и социального статуса. Почти что женское общежитие.

— Спальное место есть у всех? — спрашивает у них моя коллега, член ОНК Анна Каретникова. Те в ответ усмехаются. Указывают на дальний угол. Там на полу лежат вповалку несколько женщин.

— А раскладушек нет? — уточняю я.

— Даже если их принесут, их ставить тут негде, — разводят руками заключенные.

Мне предлагают сесть на большую лавку у стола, за которым обычно обедают. Присаживаюсь и замечаю, что прямо под моими ногами что-то начинает шевелиться.

— Ой, здесь кто-то есть?

Есть. Под лавкой устроилась на полу одна из заключенных. Спит, свернувшись калачиком, и шевелится во сне. Заглядываю под другие лавки — везде женщины. Это похоже на вокзал или на лагерь для беженцев. Разве можно вот так с женщинами.

Камера № 306.

На 44 спальных места здесь приходится 55 женских душ.

— Плюс 11, — рапортует старшая по камере. — То есть у 11 зэчек нет шконки.

— Кровати, а не шконки, и заключенные, а не зэчки, — поправляют сотрудники.

Как ни назови, но факт остается фактом.

Примерно такая же ситуация в других камерах. Меняются только лица тех, кому не досталось кровати и кто вынужден в прямом смысле жить на полу.

Раскладушек и здесь нет. Но даже если бы сейчас завезти в СИЗО их хоть тысячу, это, как правильно заметили заключенные, ничего бы не решило: ставить их просто некуда.

Долгое время женщинам, которые живут на полу, давали только один тоненький, местами сбившийся до состояния тряпки матрас. Потребовались месяцы борьбы правозащитников с администрацией, чтобы стали выделять по два матраса. Это победа. Но стоит только ОНК не появиться в СИЗО несколько дней, как вторые матрасы давать перестают. А еще их отнимают — в наказание за провинность.

Есть в СИЗО несколько женщин, которым спать даже на двух матрасах невыносимо больно из-за травмы позвоночника. Добиться разрешения на специальный, утолщенный матрас практически нереально. Вот, к примеру, Елена Р. из камеры №107 — страдает грыжей, на позвоночнике у нее кисты, но ни матраса ей не разрешили, ни даже корсета (он ей был еще на воле «прописан», а в СИЗО его не принимают, ссылаясь на то, что внутри могут быть запрещенные предметы. ).

— Здесь в принципе жить можно, — говорит одна из заключенных в очередной камере. — «Здесь» — в смысле под лавкой. Если не время обеда, то вообще тут самое спокойное место. Может, тут даже и лучше, чем на втором ярусе кровати. А то ведь оттуда столько женщин за последнее время попадало (в СИЗО №6 не на всех двух ярусных кроватях есть лестницы и ограничители. — Прим. авт.). Единственное — тараканов тут больше всего.

— Да тараканы сейчас везде, — подхватывают сокамерницы. — Они все заполонили! Недавно их травили чем-то, но эффекта ноль.

Толпа заключенных расступается и пропускает вперед бабушку. Очень-очень старенькую, сгорбленную, в очочках, интеллигентную.

Людмила Ивановна обвиняется в убийстве единственного сына («МК» рассказывал об этой истории в феврале). По версии следствия, 76-летняя мать застрелила его из пистолета, потом пыталась вскрыть себе вены. Правда, непонятно, как старушка своими трясущимися руками, которые и миску с супом не могут удержать, вообще подняла пистолет. Но суть не в этом. Собственно, она вину признает и просит, чтобы ее поскорее отправили в колонию, но только не в психушку. Нас бабушка умоляет найти ей адвоката. Мы обещаем. И — забегая вперед — обещание свое сдержим.

Женщины шумят-галдят. Столько у них жалоб, столько вопросов.

«А под скамейкой спала тяжелобольная женщина, — напишет потом моя коллега Анна Каретникова в отчете. — Еще две сидели в дальнем углу на полу на старых черных матрасах. Мы спросили: вы всегда там сидите? Они отрешенно кивнули и снова устремили взгляд куда-то вдаль, сквозь нас. Было похоже на сцену с аксакалами у стены из фильма «Белое солнце пустыни». По безучастности взглядов — точно. Будто некая оккупированная территория. с пленными. ранеными — ни в одном из других московских СИЗО не возникает такого тягостного, мучительного ощущения».

Задержка дыхания в боксе смерти

Сборное отделение. Здесь находятся те, кто только прибыл, или же больные на карантине. В одном помещении женщина с краснухой (хотя она уверяет, что уже давно болела, а снова заразиться ею нельзя, и, выходит, у нее какой-то совершенно иной недуг, который не хотят диагностировать). Во втором — три женщины с подозрением на туберкулез (пока официально диагноз им не поставили, но сотрудники СИЗО уже знают о том, что они больны).

Прошу выдать нам марлевые повязки, но их на караульном посту нет. Сами сотрудники стараются в камеру к туберкулезным просто не заходить. Но мы так не можем.

Дверь открывается, и мы словно попадаем в баню: влажный спертый воздух, форточка плотно закрыта, вентиляции нет. В таком помещении любой здоровый коня двинет, не то что больной. Три женщины еле живы. Изможденные лица, не хватает сил, чтобы просто поднять руки. Все кричат: «Воздуха! Дышать!».

— Как давно вас выводили на свежий воздух на прогулку? — спрашиваем у них.

— Четыре дня назад, — отвечают они.

— И четыре дня никто не предлагал вам даже прогуляться? — нам не хочется верить в это.

— К вам подходил медработник в течение этой недели?

— Нет. К нам вообще кто бы то ни было боится заходить.

— Вы писали заявления на имя врача и руководства?

— Да. Мы написали много заявлений и жалоб.

— Вам приносили журнал регистрации заявлений для ваших росписей?

— Нет. Журнал регистрации нам не приносили ни разу. Можно открыть окно? Или. на прогулку? Чуть-чуть подышать. Пожалуйста! Попросите их! Ну, пожалуйста.

Мы не выдержали в этой камере даже нескольких минут. Назвали ее боксом смерти. Самое печальное, что наши коллеги были здесь неделю назад, просили администрацию расселить эту душегубку. Проветрить ее, продезинфицировать. Сотрудники обещали непременно все сделать и. не сделали.

Вот и сейчас нам обещают открыть форточку (хотя говорят, что это очень сложно, нужна лестница и специально обученный человек), немедленно отвести женщин на прогулку (хотя за окном уже темнеет, и мы сомневаемся, что их выведут в столь поздний час).

Эта камера, пожалуй, самое страшное, но во многих других тоже нет вентиляции или она не работает.

— Недавно мы вошли в камеру 202 и едва не оглохли от отчаянного крика: «Как дышать?! Как жить? Как не заболеть и не умереть?!» — рассказывает член ОНК Анна Каретникова. — В таких условия любая инфекция распространяется мгновенно.

Но вместо того, чтобы это предупредить, в СИЗО начали применять порочную и явно незаконную практику — вновь прибывших заключенных поднимают сразу в камеры, минуя карантин! Мы обнаружили нескольких женщин, которых в карантине не держали даже суток и у которых не брали кровь и не делали флюорографию. Сокамерницы таких сторонятся первое время: никто не хочет заразиться сифилисом или еще какой-то болезнью.

Бывает, и такое — у заключенной обнаружат недуг, но не сообщают ей об этом. Просто дают горсть таблеток без объяснения причин.

В камере №306 заключенные едва бунт не устроили, когда одной из женщин принесли противотуберкулезные препараты.

— Я до сих пор не знаю, больна ли туберкулезом, — говорит она. — Медики не говорят, только лекарства передают. А что, заключенный не имеет право знать о своем диагнозе? Надеюсь, я никого тут не заражаю.

Черный кисель с липким хлебом

Еда в «СИЗО 666» в последнее время, по словам женщин, стала отвратительной. Кисель — черный, хлеб — как жижа. Мы сомневаемся в объективности, но арестантки спешат подтвердить свои слова и приносят остатки буханки, выданной им на обед. Даже удивительно, что хлеб может быть таким. липким.

— Это не потому что он не пропеченный, — объясняют сотрудники. — Просто качество муки, которую привезли в последний раз, плохое.

Но почему такую муку принимают? Почему пекут из нее хлеб?

Многие женщины питаются только тем, что им дают в СИЗО. Касается это и тех, у кого есть деньги на счету или родные, готовые в любой момент привезти передачки.

Одна беда — очередь в бюро приема передач нужно занимать за несколько дней. Разве выдержат такое пенсионеры или иногородние? Потому зачастую у них один выход — купить очередь. Стоит это «удовольствие» 3–5 тысяч рублей. Понятно, что такая торговля очередью незаконна, но никто бороться с ней не желает. Да что говорить, если адвокаты со следователями дерутся в очередях на входе в СИЗО, чтобы попасть к заключенным.

Заказать продукты в интернет-магазине заключенные женщины могут, но и тут сложности. Во-первых, ассортимент скудный — из фруктов и овощей предлагаются только лук, чеснок, имбирь и лимоны.

Во-вторых, цены завышены порой в несколько раз (к примеру, тушенка, которая в обычных магазинах стоит 100 рублей, продается здесь по 200). В-третьих, приносят заказы подчас через 3–4 недели. Вообще жалоб на работу интернет-магазина столько, что впору проводить целое расследование. ФСИН России обещал нам разобраться со всем этим безобразием еще в начале года, но лучше не стало. Продукты не доносят или приносят уже пропавшими, подменяют одно наименование другим, теряют и т.п.

Это интересно:  Что нужно чтобы лишить отцовства

Касается это не только еды, но и непродовольственных товаров.

— Гель для душа заказала, и вот посмотрите, что мне принесли! — одна из заключенных показывает тюбик, на котором написано «гель мужской».

В камере 108 нам показывают протекающий чайник объемом в полтора литра. Из него пьют чай и моются (ибо горячую воду отключили) 55 женщин! Как такое возможно? Администрация считает, что возможно, потому запрещает второй чайник и не дает обменять этот на объемом побольше. Говорят, мол, сеть не потянет нагрузок, пробки выбьет.

Куда послал фельдшер?

Но хуже всего с медицинской помощью. Вот где настоящий ад. Спрашиваем у беременной на восьмом месяце женщины: «Как часто вас осматривает гинеколог?»

Девушка, после секундной паузы, не раздумывая:

— Только когда приходит ОНК (Общественная наблюдательная комиссия — «МК»).

Одна из заключенных рассказывает нам, что у нее кровотечение вот уже месяц. К доктору ее так и не отвели:

— А я же здесь не пожизненно, я выйти хочу и родить еще.

Каретникова вспоминает про другую заключенную с похожей историей, которая уже закончилась трагедией.

Гинеколога не было в СИЗО, когда у нее начались сильнейшие боли. Она нам говорила: «Я писала заявления каждый день. Я звала врача каждый день в течение месяца. Гинеколога не было. Потом врач вышла на один день. Из-за меня. И когда я описала ей эти боли, вот тогда все забегали. засуетились. Потом меня привезли в больницу. Но, наверное, поздно — рак выявили на последней стадии. Это так больно. я не могу описать».

Очередная арестантка со слезами жалуется:

— У меня апелляция завтра. А окончательного диагноза — нет. Нет справки. Что я скажу суду?

Заключенная по имени Надежда не выдерживает и тоже вступает в диалог:

— Ой! Я хочу пожаловаться на фельдшера Женю, девушку такую. Она плевать на больных хотела и шлет всех на. Так и говорит: «А идите вы все с заболеваниями вашими!» Это разве хорошо, правильно?

Девушки продолжают свои шокирующие откровения: например о том, что если случается что-то критическое, они подбегают к окнам и орут: «Врача!». Только тогда кто-то приходит на помощь. Но потом за это наказывают, поскольку считается нарушением правил распорядка.

Кстати, про крики. 9 мая в 10 часов вечера несколько заключенных во время салюта выкрикнули «ура!». Одна из них потом получила уведомление о нарушении режима. Еще одну девушку наказали за то, что она в пасхальную ночь смотрела по телевизору богослужение. Оба случая произошли в смену, когда дежурила некая инспектор, которую все называют не иначе как бездушной мегерой.

Увы, бездушные сотрудницы (которых и женщинами сложно назвать) тут есть. А как иначе относиться к надзирательницам, которые отказываются помочь матери выяснить судьбу ее ребенка? Елена Ш. еще 14 мая родила в больнице, куда ее вывезли из СИЗО. Женщину вернули в изолятор, а младенец остался в клинике. Елена умоляет: «Выясните о нем хоть что-то!». Но сотрудники отвечают, что это не входит в их обязанности. Наверное, не входит. А простые человеческие просьбы — они для людей, а не для сотрудников СИЗО.

Поток жалоб настолько огромен, что мы не успеваем записывать. Все они похожи: не выдали медсправку, не приняли лекарства, прервали ВИЧ-терапию, не лечат, не дают обезболивающих.

Да что же это в конце концов такое?

Как точно сказала Анна Каретникова: мы чувствуем, что зло рядом, мы пытаемся разгрести его руками и словами, но приручить зло — невозможно. Очень жаль, что в данном конкретном случае олицетворением зла являются сотрудники следственного изолятора. Которые, кажется, задались только одной целью — вынести свой приговор арестанткам еще до решения суда. Смертный приговор.

Прошу считать эту публикацией официальным обращением:

к председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву на предмет проверки законности действий судей, выбирающих женщинам самую строгую меру пресечения;

к директору ФСИН России Геннадию Корниенко на предмет проверки соблюдения прав женщин в СИЗО.

Заголовок в газете: Женский ад в московском СИЗО
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27127 от 17 июня 2016 Тэги: Наркотики, Смерть, Суд, Убийство, Общество Места: Москва, Россия

СИЗО-6 Москва

Оглавление

ФКУ Следственный изолятор № 6 УФСИН России по г. Москва

Начальник: подполковник внутренней службы Кириллова Татьяна Владимировна

Внимание! Данная карта носит исключительно иллюстративный характер, т.к. сервис Яндекс пока не умеет во всех случаях точно определять положение на карте. В более-менее крупных населенных пунктах, как правило, местоположение определяется верно, но в сельской местности и в удаленных районах возможны ошибки.

Расширенная информация

ФКУ СИЗО-6 УФСИН России по г. Москве

Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор № 6 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве»

Начальник учреждения: Кириллова Татьяна Владимировна

С 1987 года на месте Следственного изолятора № 6 располагался женский лечебно-трудовой профилакторий № 4. В 1993 году он был закрыт. МВД России приняло решение на его базе открыть женский следственный изолятор на 810 мест. В период с января 1994 по июль 1996 года проводилась реконструкция ЛТП. 20 июля 2006 г. СИЗО-6 введен в эксплуатацию. На открытии присутствовали Министр внутренних дел генерал армии

А.С. Куликов, мэр города Москвы Ю.М. Лужков, начальник ГУВД г. Москвы генерал-лейтенант милиции Н.В. Куликов.

В июне 1996 года из СИЗО-2 в СИЗО-6 были переведены осужденные женщины для ведения работ по хозяйственному обслуживанию учреждения.

Одновременно с приемом заключенных под стражу и осужденных в СИЗО-6 осуществлялось комплектование штатов подразделения личным составом.

Была построена и введена в действие хлебопекарня, построен ангар для хранения плодоовощной продукции, переоборудованы 2 общие камеры для содержания женщин с детьми, оборудована детская площадка.

На отдельном этаже в 4-х местных камерах расположены жилые секции, в которых содержатся осужденные женщины отряда хозяйственного обслуживания. Рядом расположены комнаты отдыха и бытовые помещения. Особенностью камер режимных корпусов является наличие в каждой камере кухни и туалетной комнаты.

В 1999 году на территории СИЗО-6 освещен храм в честь Святой Равноапостольной Марии Магдалины. В храме проводятся литургии, совершаются таинства причащения, крещения, исповеди, венчания. Ежегодно в Престольный праздник 4 августа в следственном изоляторе совершается крестный ход.

С апреля 2000 года организована производственная деятельность по пошиву швейных изделий. Выполняются заказы по пошиву рабочих костюмов, чехлов для одежды, летней полевой формы для личного состава, спасательных жилетов для морского флота, танковых шлемов для Вооруженных сил, а так же постельного белья для подозреваемых, обвиняемых и осужденных.

В учреждении имеется своя типография, выполняющая заказы на изготовление типографической продукции.

В хозяйственном дворе имеется теплица, в которой с ранней весны выращиваются овощи и зелень.

График работы комнат приема передач

4-я пятница месяца – санитарный день

Какие существуют свидания с осужденным и когда можно приехать на свидание?

Осужденному к лишению свободы предоставляются два вида свиданий:

• краткосрочные, продолжительностью 4 часа;

• длительные – до 3 суток на территории ИУ с проживанием в специально оборудованном помещении, а также до 5 суток с проживанием за пределами ИУ. В этом случае начальник ИУ определяет порядок и место проведения свидания (например, городская гостиница за счет средств осужденного либо его родственников).

Краткосрочные свидания предоставляются с родственниками или иными лицами в присутствии представителя администрации ИУ. Длительные свидания предоставляются с правом совместного проживания с супругом (супругой), родителями, детьми, усыновителями, усыновленными, родными братьями и сестрами, дедушками и бабушками, внуками, а с разрешения начальника ИУ – с иными лицами.

На длительные или краткосрочные свидания к осужденному могут одновременно приехать не более двух взрослых, вместе с которыми – несовершеннолетние братья, сестры, дети, внуки осужденного.

Лица, прибывшие на свидание с осужденным, должны иметь документы, удостоверяющие личность, а также подтверждающие их родственные связи с осужденным: паспорт, военный билет, удостоверение личности, свидетельство о рождении, свидетельство о браке, документы органов опеки и попечительства. Прибывшие на свидание лица, их одежда и вещи досматриваются. Если лицо, прибывшее на свидание, отказывается от этой процедуры, длительное свидание с осужденным ему не разрешается. В данном случае вместо длительного свидания ему может быть предоставлено краткосрочное свидание.

Пронос каких-либо продуктов или вещей лицами, прибывшими на краткосрочное свидание с осужденным, в комнату для проведения свиданий не допускается. На длительные свидания разрешается проносить продукты питания (за исключением винно-водочных изделий и пива).

Количество краткосрочных и длительных свиданий, полагающихся осужденному в год, зависит от вида ИУ и условий, в которых он находится.

Если осужденный отбывает наказание в ИК общего режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь 6 краткосрочных и 4 длительных свидания; в облегченных условиях – 6 краткосрочных и 6 длительных свиданий; в строгих условиях – 2 краткосрочных и 2 длительных свидания.

Если осужденный отбывает наказание в ИК строгого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь 3 краткосрочных и 3 длительных свидания; в облегченных условиях – 4 краткосрочных и 4 длительных свидания; в строгих условиях – 2 краткосрочных и 1 длительное свидание.

Если осужденный отбывает наказание в ИК особого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь 2 краткосрочных и 2 длительных свидания; в облегченных условиях – 3 краткосрочных и 3 длительных свидания; в строгих условиях – только 2 краткосрочных свидания.

Если осужденный отбывает наказание в колонии-поселении, то он может иметь свидания без ограничения их количества.

Если осужденный отбывает наказание в тюрьме на общем режиме, то ему разрешается в течение года иметь 2 краткосрочных и 2 длительных свидания.

В тюрьме на строгом режиме осужденному разрешается только 2 краткосрочных свидания в течение года.

Осужденным, отбывающим наказание в ВК, разрешается иметь в течение года: в обычных условиях — 8 краткосрочных и 4 длительных свидания; в облегченных условиях — 12 краткосрочных и 4 длительных свидания; в льготных условиях — неограниченное количество краткосрочных свиданий и 6 длительных свиданий; в строгих условиях – только 6 краткосрочных свиданий.

Первое свидание может быть предоставлено осужденному сразу же после его перевода из карантинного отделения ИУ (здесь осужденный содержится с первого дня прибытия в ИУ и до 15 суток) в отряд. Последующие свидания предоставляются по истечении времени, равного числу, полученному при делении 12 месяцев на количество свиданий (краткосрочных и длительных), полагающихся осужденному в год.

Осужденным по их письменному заявлению разрешается заменять длительное свидание краткосрочным, краткосрочное или длительное свидание – телефонным разговором.

(Ст. 89, 121, 123, 125, 131 УИК РФ; раздел XIV Правил ИУ ).

Статья написана по материалам сайтов: fsin-atlas.ru, trinixy.ru, uv-kurier.ru, www.mk.ru, fkurf.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector