+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 27 закона о защите конкуренции № 135-ФЗ

(в ред. Федеральных законов от 01.12.2007 № 318-ФЗ,

от 29.04.2008 № 58-ФЗ, от 30.06.2008 № 108-ФЗ,

от 08.11.2008 № 195-ФЗ, от 17.07.2009 № 164-ФЗ,

от 17.07.2009 № 173-ФЗ, от 27.12.2009 № 374-ФЗ,

от 27.12.2009 № 379-ФЗ, от 05.04.2010 № 40-ФЗ,

от 08.05.2010 № 83-ФЗ, от 29.11.2010 № 313-ФЗ,

от 01.03.2011 № 22-ФЗ,

от 27.06.2011 № 162-ФЗ (ред. 06.12.2011),

от 01.07.2011 № 169-ФЗ, от 11.07.2011 № 200-ФЗ,

от 18.07.2011 № 242-ФЗ, от 21.11.2011 № 327-ФЗ,

от 06.12.2011 № 401-ФЗ, от 28.07.2012 № 145-ФЗ,

от 30.12.2012 № 318-ФЗ,

с изм., внесенными Федеральным законом

от 18.07.2009 № 181-ФЗ)

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Предмет и цели настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения:

1) монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции;

2) недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации.

2. Целями настоящего Федерального закона являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

Статья 2. Антимонопольное законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты о защите конкуренции

1. Антимонопольное законодательство Российской Федерации (далее — антимонопольное законодательство) основывается на Конституции Российской Федерации, Гражданском кодексе Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, иных федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в статье 3 настоящего Федерального закона.

2. Отношения, указанные в статье 3 настоящего Федерального закона, могут регулироваться постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами федерального антимонопольного органа в случаях, предусмотренных антимонопольным законодательством.

3. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации.

Статья 3. Сфера применения настоящего Федерального закона

1. Настоящий Федеральный закон распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, организации, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

(в ред. Федерального закона от 17.07.2009 № 164-ФЗ)

2. Положения настоящего Федерального закона применяются к достигнутым за пределами территории Российской Федерации соглашениям между российскими и (или) иностранными лицами либо организациями, а также к совершаемым ими действиям, если такие соглашения или действия оказывают влияние на состояние конкуренции на территории Российской Федерации.

(часть 2 в ред. Федерального закона от 06.12.2011 № 401-ФЗ)

Закон о защите конкуренции – что нового в регулировании

Статьи по теме

Какие отношения регулирует закон о защите конкуренции? Читайте материал о том, что считают нарушением закона и какие изменения произошли за последние годы в правовом регулировании.

Читайте в нашей статье:

Что входит в задачи закона о конкуренции

Назначение Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» – недопущение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции (ч. 1 ст. 1 закона № 135-ФЗ).

По закону недобросовестная конкуренция – это действия, которые препятствуют хозяйствующей деятельности субъектов, создают незаконные преимущества одним участникам отношений по сравнению с другими. Закон относит к такой деятельности распространение ложных, неточных или искаженных сведений, в результате которых хозяйствующие субъекты несут убытки:

  1. Под ложностью понимают полное несоответствие информации действительному положению дел.
  2. Неточность – это распространение информации о конкуренте в полном объеме, который не позволяет всесторонне ее воспринять, получить исчерпывающее представление о факте, действии или событии (письмо ФАС России от 24.12.2015 № ИА/74666/15).
  3. Искаженность – ситуация, при которой хозяйствующий субъект получает информацию о существующем или состоявшемся факте, действии, событии о конкуренте форме, которая приведет к неверному восприятию третьими лицами, включая потребителей.

Хозяйствующие субъекты не вправе злоупотреблять своим доминирующим положением. Неправомерным закон 135-ФЗ поведение, которое выражается в виде:

  • недопущения, ограничения, устранения конкуренции;
  • ущемления интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей;
  • нарушения установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования (п. 2 разъяснений Президиума ФАС России от 29.08.2017 № 10, утв. протоколом Президиума ФАС России от 29.08.2017 № 17).

За нарушения компания или предприниматель несет ответственность. Она наступает, если ФАС выявит:

  • злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке (ст. 14.31 КоАП РФ);
  • нарушение порядка ценообразования (14.6 КоАП РФ);
  • факты недобросовестной конкуренции (14.33 КоАП РФ).

В законе № 135-ФЗ К последнему виду относят действия разного характер, если они нарушают принципы защиты конкуренции. Например, ФАС может признать незаконным поведение общества, которое размещает на сайте информацию рекламного характера.

Отношения хозяйствующий субъектов развиваются, в связи с этим меняется регулирование, объем полномочий. Закон должен распространяться на новые отношения. Рассмотрим, что нового в последней редакции федерального закона 135-ФЗ о защите конкуренции.

Читайте в журнале «Юрист компании»

В ходе изменений ФЗ-135 ФАС получила право оспорить торги в рамках защиты конкуренции

3 июля 2016 года в закон ввели ряд поправок. В том числе законодатель указал на право ФАС обратиться в суд иском. Антимонопольная служба может признать торги, запрос котировок, предложений и заключенных по результатам таких торгов сделок недействительными, если они нарушают законодательство (ч. 4 ст. 17 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции» в ред. Федерального закона от 03.07.2016 № 264-ФЗ).

ФАС использовала возможность, которую предоставил закон РФ о конкуренции

  • признать недействительными результаты электронного аукциона на оказание услуг по содержанию сети автомобильных дорог,
  • применить последствия недействительности сделки в виде прекращения действия государственного контракта.

Причиной стало отклонение заявки одного из участников и его обращение в антимонопольный орган. ФАС рассмотрела жалобу участника, посчитала действия заказчика незаконными, выдала предписание и направила исковое заявление. Комиссия отклонила одну заявку из трех. Первая часть заявки на участие должна содержать конкретные показатели используемого товара. Комиссия не допустила компанию из-за того, что в заявке:

  • не указали размер фракции микростеклошариков,
  • использовали сокращение «мин» для обозначения единицы измерения «минута».

По мнению комиссии, это нарушало требования аукционной документации. Суд пришел к выводу, что это не могло стать причиной для отказа в допуске к аукциону. Участник не нарушил ФЗ-44 или закон о конкуренции. Комиссия вправе отклонить заявку участник электронного аукциона, если он:

  • не предоставил сведения, которые требует закон (ч. 3 ст. закона № 44-ФЗ);
  • указал информацию, которая не соответствует предусмотренной требованиям документации об аукционе (ч. 4 ст. 67 закона № 44-ФЗ).

Изменения в законе о защите конкуренции расширили полномочия ФАС в работе с жалобами

Изменения в последней редакции закона № 135 о защите конкуренции ввели новые полномочия ФАС. Действие нормативного акта уточняет сферы, на которые он распространяет свое действие. Например, право обжаловать действия и бездействия законодатель распространил в отношении организаций, которые осуществляют эксплуатацию сетей (ст. п.1 ч. 6, ч. 9, ч. 11, ч. 13 ст. 18 закона № 135-ФЗ).

Это интересно:  Статья 95 ЗК РФ. Земли особо охраняемых природных территорий

Изменения уточнили сферы действия ФАС. Антимонопольный орган вправе рассматривать жалобы на акты и действия органов власти, которые участвуют в предоставлении государственных или муниципальных услуг в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей – субъектов градостроительных отношений, процедур, которые включены в исчерпывающие перечни действий в сферах строительства (п. 2 ч. 1 ст. 18.1).

Также закон предусмотрел возможность продлить время на поиск дополнительной информации, если она требуется для рассмотрения жалобы комиссии антимонопольного органа. Ранее ФАС рассматривала жалобы в течение семи рабочих дней со дня поступления. Изменения позволили однократно переносить срок, если необходимо получить дополнительную информацию (ч. 14.1 ст. 18.1 закона № 135-ФЗ).

Статья 11 Федерального закона от 26. 07. 2006 №135-фз «О защите конкуренции»

на заседании президиума Седьмого

арбитражного апелляционного суда

30 сентября 2011 года № 9

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНО-АРБИТРАЖНОЙ ПРАКТИКИ по теме:

РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ

СТАТЬИ 11 ФЗ «О ЗАЩИТЕ КОНКУРЕНЦИИ»

В соответствии с планом мероприятий Седьмого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2011 года отделом анализа, обобщения судебной практики, законодательства и статистики совместно с судьями коллегии по рассмотрению экономических споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений Седьмого арбитражного апелляционного суда, изучена судебная практика по спорам, связанным с применением статьи 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
Целью данного обобщения является анализ некоторых вопросов, существующих в судебной практике по данной категории дел, для реализации принципа единообразия судебной практики.

В обобщении рассматривается позиция Седьмого арбитражного апелляционного суда, занимаемая по названным вопросам; также использована судебная практика Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа. Несомненно, при этом, учитывались разъяснения и правовые позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В обобщении проанализирована судебная практика по рассмотрению споров данной категории за 2010 год и январь — сентябрь 2011 года.

Разрешение споров, связанных с применением статьи 11

ФЗ «О защите конкуренции».
Статья 11 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» устанавливает запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов.
В течение последних лет существенные изменения произошли в законодательном регулировании работы по противодействию антиконкурентным соглашениям (согласованным действиям): с 2006 года работает новый антимонопольный Закон (№ 135-ФЗ «О защите конкуренции»), в 2007 году введена административная ответственность (статья 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в 2009 году вступили в силу поправки в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую ответственность за картели 1 .

В июле 2009 года был принят «второй антимонопольный пакет», который предусмотрел достаточно жесткое антимонопольное регулирование в экономике кризисного периода.

Вместе с тем, как указывается в юридической литературе, не все необходимые изменения удалось реализовать в рамках этой законодательной инициативы Правительства Российской Федерации. «Анализ экономической ситуации в нашей стране показывает, что отдельные институты антимонопольного законодательства требуют точечной настройки, которая позволит вывести из-под антимонопольных запретов такие действия хозяйствующих субъектов (как правило, субъектов малого и среднего бизнеса), которые не представляют для конкуренции существенной опасности и не приводят к монополистической деятельности.

Учитывая изложенные обстоятельства, по поручению Правительства Российской Федерации Федеральной антимонопольной службой совместно с Минэкономразвития России и другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовлены поправки в антимонопольное законодательство, которые призваны обеспечить эффективность его применения (третий антимонопольный пакет)» 2 .

Наиболее существенные изменения, касающиеся темы обобщения, представлены в законопроекте следующим образом.

Вводится законодательное определение картеля, под которым понимаются соглашения между конкурирующими субъектами, в том числе потенциальными конкурентами, запрещенные законом.

Предусматривается понятие «потенциальный конкурент». Таковым признается хозяйствующий субъект, который в течение краткосрочного периода (не более года) может при обычных условиях оборота и без дополнительных издержек войти на товарный рынок. Ранее в Законе не содержалось понятия «потенциальный конкурент». Отсутствует в законодательстве и само понятие «картель», что в доктрине и на практике приводит к его весьма широкой трактовке. К картелям относят не только соглашения между конкурирующими субъектами, но и согласованные действия между ними, а также так называемые вертикальные соглашения, заключаемые между хозяйствующими субъектами, которые не конкурируют между собой. Это приводит к применению одинаковых санкций за указанные различные по своей сути правонарушения.

Законопроект предлагает существенно сократить перечень безусловных запретов.

Вводится неприменение антимонопольных запретов в отношении соглашений, заключаемых хозяйствующими субъектами, входящими в одну группу лиц. Однако данное исключение действует лишь в случае, если один участник группы лиц контролирует другого участника. При этом законопроект раскрывает понятие контроля.

Действующий Закон о защите конкуренции содержит различные определения понятий соглашения и согласованных действий. Так, в соответствии с пунктом 18 статьи 4 Закона соглашение — это договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме. Понятию «согласованные действия» посвящена отдельная статья 8 Закона.

Однако, несмотря на такое различие законодательных определений, в действующей статье 11 Закона допускается смешение правонарушений, составляющих «горизонтальные» (картельные) соглашения и согласованные действия. Законопроект выводит согласованные действия из понятия картеля («горизонтальных» соглашений). Соответственно согласованные действия будут выявляться и доказываться отдельно, а к правонарушителям, совершившим такие действия, не предполагается применение мер уголовной ответственности 3 .

Предлагается уточнить определение согласованных действий. В частности, к числу согласованных могут быть отнесены лишь такие действия хозяйствующих субъектов, о совершении которых их участники были заранее информированы в связи с публичным заявлением одного из них о планируемом их совершении.

Такой объективный критерий должен исключить параллельное поведение экономически самостоятельных хозяйствующих субъектов, обусловленное экономическими причинами 4 .

Также, проектом предусмотрено включение в Закон о защите конкуренции самостоятельной статьи, определяющей формы запрещенных согласованных действий.
Несомненно, данные нововведения – это еще один шаг в развитии антимонопольного законодательства, в развитии добросовестной конкуренции на товарных рынках.
Очевидно, что за последние несколько лет законодательство в сфере защиты конкуренции оказалось в числе наиболее активно реформируемых. Вследствие данного обстоятельства, правоприменительная практика складывалась весьма неоднозначно. Антимонопольным органам, а также судам сложно вырабатывать единую позицию по спорным вопросам в сфере правоотношений, которые подвержены постоянным изменениям.

Также, сложность доказывания нарушения статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции» состоит в оценке фактических обстоятельств дела как доказательств субъективной стороны состава правонарушения 5 .

Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 2 Постановления от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» акцентировал внимание на том, что согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения договоренности об их совершении; вывод о согласованности действий может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения; например, об этом может свидетельствовать то, что они совершены участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.
В связи с этим, следует рассмотреть некоторые показательные примеры, встречающиеся в практике Седьмого арбитражного апелляционного суда, в целях единообразного применения арбитражными судами норм антимонопольного законодательства.
1. Для признания хозяйствующих субъектов нарушившими положения пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции необходимо установить наличие одновременно нескольких условий: данные действия должны быть совершены на одном товарном рынке, согласованы и совершены одновременно двумя или более хозяйствующими субъектами и при отсутствии обстоятельств, в равной степени влияющих на все хозяйствующие субъекты; результат таких действий мог привести к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок.

Это интересно:  Статья 6 Закона о защите прав потребителей (ЗоЗПП)

Согласованные действия являются особой моделью группового поведения хозяйствующих субъектов, замещающей конкурентные отношения между ними сознательной кооперацией, наносящей ущерб интересам потребителей и ограничивающей конкуренцию.

Антимонопольным органом в ходе мониторинга розничных цен на основные социально значимые товары установлено, что ряд ООО и ЗАО относительно единообразно и синхронно установили цену на крупу при ее реализации на сопоставимом уровне.

Решением антимонопольного органа вышеуказанные действия были признаны согласованными и нарушающими требования пункта 1 части 1 статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции».

Одно из ООО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения в части, касающейся общества, недействительным.

Решением суда первой инстанции заявленные обществом требования удовлетворены.

Доводы апелляционной жалобы, приведенные в обоснование незаконности решения арбитражного суда первой инстанции, не могли быть приняты во внимание, так как решение было отменено апелляционной инстанцией по безусловным основаниям и по делу принят новый судебный акт.

Удовлетворяя заявленные требования ООО, арбитражный апелляционный суд исходил из конкретных обстоятельств дела, оценив доводы общества и антимонопольного органа, пришел к выводу о том, что в действиях ООО отсутствовали признаки нарушения части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции. Антимонопольным органом не было доказано наличие согласованных действий, отвечающих требованиям статьи 8 Закона о защите конкуренции, нарушения интересов потребителей и ограничения конкуренции на соответствующем товарном рынке.

Не доказана взаимообусловленность и взаимовыгодная направленность действий ООО и ЗАО. В то время как взаимная обусловленность действий хозяйствующих субъектов требуется для установления согласованных действий по статье 8 Закона о защите конкуренции и означает, что действия одного из них теряют смысл при не совершении соответствующих действий другими субъектами.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что установление такой цены само по себе соответствовало интересам ООО и экономический эффект такого действия наступал для него независимо от совершения или не совершения схожих действий остальных ООО и ЗАО.

Установление ООО экономически обоснованной для него цены на крупу само по себе не могло привести к увеличению выручки у остальных ООО и ЗАО и наоборот, поскольку, несмотря на синхронность повышения цен указанными лицами, антимонопольным органом не установлены факты того, что указанная синхронность имела взаимовыгодную направленность для указанных лиц.

В ходе проверки антимонопольным органом не был проведен анализ себестоимости производимой и реализуемой продукции.

Изменились ли отпускные цены со стороны поставщиков и сельхозтоваропроизводителей для ООО и других лиц, с которыми общество якобы согласовало свои действия по установлению цен на крупу, какова динамика этих цен, а также другие факторы и критерии, определяющие ценовую политику названных лиц, антимонопольным органом при проведении проверочных мероприятий и рассмотрении материалов о нарушении антимонопольного законодательства не устанавливались.

Временное совпадение цен у заявителя и остальных ООО и ЗАО само по себе не доказывает факт установления ими единой цены в целях навязывания мер по завышению цен, также как формальное совпадение розничных цен не может свидетельствовать о наличии согласованных действий хозяйствующих субъектов.

Доказательства ущемления интересов клиентов либо ограничения друг друга в праве самостоятельного определения цен на крупу, либо ущемления иных действующих на этом товарном рынке хозяйствующих субъектов антимонопольным органом не представлены.

Не установлено, какова совокупная доля заявителя и остальных ООО и ЗАО на соответствующем товарном рынке и могли ли указанные субъекты, обладая этой долей товарного рынка, своими скоординированными действиями влиять на рыночное поведение действительного или потенциального конкурента.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами апелляционного суда.
2. Наличие нарушения в виде заключения антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость ни от фактического выполнения самого соглашения, ни от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

ООО(1) обратилось в антимонопольный орган с заявлением о заключении участниками некоммерческой организации – союз соглашения, которое нарушало антимонопольное законодательство.

Антимонопольный орган возбудил дело по признакам нарушения союзом и его участниками части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции. В ходе рассмотрения данного дела выявлено следующее.

На общем собрании членов союза принято решение об утверждении соглашения о систематизации деятельности по оптовой торговле организаций, являющихся членами союза.

С целью выявления влияния достигнутого между участниками союза соглашения на состояние конкуренции на оптовом рынке алкогольной продукции на территории области антимонопольным органом проведено исследование соответствующего товарного рынка, по результатам которого составлена аналитическая записка.

Антимонопольный орган заключил, что существующее соглашение направлено на установление и поддержание цен, создает препятствия к доступу на товарный рынок для хозяйствующих субъектов, не входящих в союз, ограничивает свободу формирования цен на оптовом и розничном рынках реализации алкогольной продукции на территории области и может привести к ущемлению интересов хозяйствующих субъектов, осуществляющих продажу алкогольной продукции.

По результатам рассмотрения дела антимонопольный орган вынес решение, которым союз и его участники признаны нарушившими часть 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, им выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства путем прекращения договоренности как в письменной форме, содержащейся в соглашении, так и в устной форме, реализация которой может привести к ограничению, устранению конкуренции.

Один из участников союза – ООО(2) оспорило названные акты антимонопольного органа в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что соглашение является незаключенным в силу положений статей 154, 160, 432, 434 ГК РФ, так как не было подписано всеми участниками союза, и указали, что лист ознакомления их с проектом названного соглашения не свидетельствует о его подписании и что от имени ООО(2) на листе ознакомления проставлена подпись неуполномоченного лица. Суды сочли, что документы, представленные в обоснование факта совершения сделки, не подтверждают наличия согласованной воли сторон.

Суды отметили также, что антимонопольным органом не доказано наличие в действиях союза или его участников, включая ООО(2), согласованных действий, что соглашение этим обществом фактически не исполнялось и на практике не применялось, что участие ООО(2) в пункте 1.4 названного соглашения не доказано.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что антимонопольным органом не представлены доказательства негативного влияния соглашения на рынок реализации алкогольной продукции, повлекшего ограничение, ущемление, устранение конкуренции на этом рынке.

Суд кассационной инстанции, исходя из того, что объективную сторону нарушения пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции в действиях хозяйствующих субъектов образует либо принятие между ними соглашений, ограничивающих конкуренцию, либо осуществление согласованных действий, признал обоснованность довода антимонопольного органа о том, что наличие соглашения между хозяйствующими субъектами об установлении или поддержании определенных цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок признается самостоятельным составом нарушения.

При этом суд кассационной инстанции признал также правомерными выводы о недоказанности действия соглашения и соблюдения его членами союза, исходя из того, что основанием вынесения решения антимонопольного органа явилось заключение между членами союза указанного соглашения, предусматривающего установление определенной стоимости за единицу алкогольной продукции в зависимости от места производства.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 9966/10 судебные акты всех трех инстанций были отменены. Суды не учли следующее.

В силу части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами, если такие соглашения приводят или могут привести, в том числе к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок; разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков); созданию препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам.

Это интересно:  Статья 103 Основ. Действия нотариуса по обеспечению доказательств

Из взаимосвязанных положений статей 11, 12, 13 Закона о защите конкуренции следует, что соглашения, которые приводят или могут привести к перечисленным в части 1 статьи 11 последствиям, запрещаются.

При таких обстоятельствах вывод суда кассационной инстанции о необходимости доказывания антимонопольным органом фактического исполнения участниками союза условий соглашения несостоятелен, поскольку нарушение состоит в достижении участниками союза договоренности, которая приводит или может привести к перечисленным в части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции последствиям.

В соответствии с положениями статьи 4 Закона о защите конкуренции под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.

Союз зарегистрирован в Едином государственном реестре юридических лиц. Согласно учредительному договору членами союза могут быть оптовые торговые организации и предприятия — производители алкогольной продукции области, осуществляющие в добровольном порядке проверку качества и безопасности алкогольной продукции, ввозимой на территорию области.

ООО(2) принято в члены союза.

На общем собрании членов союза большинством голосов принято решение об утверждении соглашения о систематизации деятельности по оптовой торговле организаций, являющихся членами союза. Директор ООО(2) проголосовал за это решение, что отражено в протоколе собрания.

При таких обстоятельствах вывод судов о недоказанности наличия соглашения противоречил статье 4 Закона о защите конкуренции, в которой факт наличия антиконкурентного соглашения не ставится в зависимость от его заключенности в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством.

Суды необоснованно не учли указанную норму закона, содержащую специальное определение соглашения, которое подлежит применению при оценке факта правонарушения в сфере антимонопольного законодательства. Положения статей 154, 160, 432, 434 ГК РФ в этом случае применению не подлежат.

Ссылаясь на пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», который разъяснил возможность доказывания согласованных действий через их результат в отсутствие документального подтверждения наличия договоренности об их совершении, суды не приняли во внимание, что данные разъяснения применимы к согласованным действиям, а не к соглашениям.

Закон от 26 июля 2006 г. №135-фз «О защите конку­ренции»

Вопрос 13. Правовая характеристика Федерального закона «О защите конкуренции».

Феде­ральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конку­ренции».

Носит экстерриториальный характер.

ФЗ «О защите конкуренции» состоит из 54 статей и 10 глав:

Глава 1. Общие положения

Глава 2. Монополистическая деятельность. Недобросовестная конкуренция

Глава 3. Запрет на ограничивающие конкуренцию акты, действия (бездействие), соглашения, согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации

Глава 4. Антимонопольные требования к торгам и особенности отбора финансовых организаций

Глава 5. Предоставление государственной или муниципальной помощи

Глава 6. Функции и полномочия антимонопольного органа

Глава 7. Государственный контроль за экономической концентрацией

Глава 8. Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Глава 9. Рассмотрение дел о нарушении антимонопольного законодательства

Глава 10. Заключительные положения и вступление в силу настоящего Федерального закона

Федеральный закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения:

1) монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции;

2) недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации.

Целями ФЗ являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков.

ФЗ распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

Положения ФЗ применяются к достигнутым за пределами территории Российской Федерации соглашениям между российскими или иностранными лицами либо организациями, если в отношении таких соглашений в совокупности выполняются следующие условия:

1) соглашения достигнуты в отношении находящихся на территории Российской Федерации основных производственных средств и (или) нематериальных активов либо в отношении акций (долей) российских хозяйственных обществ, прав в отношении российских коммерческих организаций;

2) соглашения приводят или могут привести к ограничению конкуренции в Российской Федерации.

Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ

О защите конкуренции

Статья 9. Группа лиц

1. Группой лиц признается совокупность физических лиц и (или) юридических лиц, соответствующих одному или нескольким признакам из следующих признаков:

1) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо имеет в силу своего участия в этом хозяйственном обществе (товариществе, хозяйственном партнерстве) либо в соответствии с полномочиями, полученными, в том числе на основании письменного соглашения, от других лиц, более чем пятьдесят процентов общего количества голосов, приходящихся на голосующие акции (доли) в уставном (складочном) капитале этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства);

2) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо осуществляет функции единоличного исполнительного органа этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства);

3) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если такое физическое лицо или такое юридическое лицо на основании учредительных документов этого хозяйственного общества (товарищества, хозяйственного партнерства) или заключенного с этим хозяйственным обществом (товариществом, хозяйственным партнерством) договора вправе давать этому хозяйственному обществу (товариществу, хозяйственному партнерству) обязательные для исполнения указания;

4) хозяйственное общество (товарищество, хозяйственное партнерство), в котором более чем пятьдесят процентов количественного состава коллегиального исполнительного органа и (или) совета директоров (наблюдательного совета, совета фонда) составляют одни и те же физические лица;

5) хозяйственное общество (хозяйственное партнерство) и физическое лицо или юридическое лицо, если по предложению такого физического лица или такого юридического лица назначен или избран единоличный исполнительный орган этого хозяйственного общества (хозяйственного партнерства);

6) хозяйственное общество и физическое лицо или юридическое лицо, если по предложению такого физического лица или такого юридического лица избрано более чем пятьдесят процентов количественного состава коллегиального исполнительного органа либо совета директоров (наблюдательного совета) этого хозяйственного общества;

7) физическое лицо, его супруг, родители (в том числе усыновители), дети (в том числе усыновленные), полнородные и неполнородные братья и сестры;

2. Установленные антимонопольным законодательством запреты на действия (бездействие) на товарном рынке хозяйствующего субъекта распространяются на действия (бездействие) группы лиц, если федеральным законом не установлено иное.

Статья написана по материалам сайтов: www.eg-online.ru, www.law.ru, filling-form.ru, ignorik.ru, zakonrf.net.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector