+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 310 КАС РФ. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке

1. Решения суда первой инстанции подлежат безусловной отмене в случае:

1) рассмотрения административного дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрения административного дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) необеспечения права лиц, участвующих в деле и не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, давать объяснения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика;

4) принятия судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле;

5) если решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо если решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего административное дело;

6) отсутствия в деле протокола судебного заседания;

7) нарушения правила о тайне совещания судей при принятии решения.

2. Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

3. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

4. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение или неправильное применение привело к принятию неправильного решения.

5. Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по формальным соображениям.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 310 КАС РФ

1. В соответствии с ч. 1 ст. 176 КАС решение суда первой инстанции должно быть законным и обоснованным.

Именно законность и обоснованность решения суда первой инстанции являются предметом проверки суда апелляционной инстанции.

2. Необоснованным решение суда первой инстанции является в следующих случаях:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела (п. 1 ч. 2 ст. 310 КАС).

В отличие от ГПК комментируемый Кодекс содержит значительное количество норм, в которых по отдельным категориям административных дел устанавливается круг обстоятельств, подлежащих установлению для правильного рассмотрения и разрешения административного спора. Соответственно если судом первой инстанции такие нормы не были приняты во внимание, то решение суда будет являться необоснованным;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела (п. 2 ч. 2 ст. 310 КАС).

В частности, указанное нарушение может быть установлено в том случае, когда в основу решения суда первой инстанции были положены доказательства, полученные с нарушением закона (ч. 3 ст. 59, ст. 60 КАС);

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела (п. 3 ч. 2 ст. 310 КАС).

Такое нарушение может быть установлено независимо от того, исследовались ли судом апелляционной инстанции новые доказательства. Соответственно даже при той же совокупности доказательств с учетом принципа независимости судей суд апелляционной инстанции в результате оценки имеющихся в административном деле доказательств может прийти к противоположным выводам об обстоятельствах, имевших место в действительности, чем выводы суда первой инстанции. И это может быть обусловлено не только нарушением правил логического мышления, но и по иным причинам.

3. Незаконным решение суда первой инстанции является в случае нарушения или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права (п. 4 ч. 2 ст. 310 КАС).

В силу ч. 3 ст. 310 КАС неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению.

В частности, это может быть связано с применением нормативного правового акта меньшей юридической силы при наличии действующего нормативного правового акта, регулирующего возникшее публичное правоотношение по-иному, большей юридической силы. От следующего основания анализируемое нарушение отличается тем, что примененный судом первой инстанции нормативный акт является действующим;

2) применение закона, не подлежащего применению.

Например, интересам законности не отвечает применение судом первой инстанции норм материального права с нарушением правил действия законов во времени, пространстве и по кругу лиц (в частности, применение закона, утратившего силу или не вступившего в силу);

3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях КС РФ, Пленума и Президиума ВС РФ.

Указанное нарушение специфично тем, что суд первой инстанции применил закон, подлежащий применению, однако при этом истолковал его в противоречии с формировавшейся практикой высших судов.

В свою очередь, нарушение или неправильное применение норм процессуального права возможно также в трех видах, отнесение к которым того или иного нарушения влияет на результат рассмотрения и разрешения административного дела судом апелляционной инстанции:

1) грубейшие нарушения норм процессуального права (ч. 1 ст. 310 КАС).

Особенность данной группы нарушений норм процессуального права заключается в том, что круг таких нарушений прямо предусмотрен законом; их перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит; их наличие проверяется судом апелляционной инстанции независимо от доводов апелляционных жалобы, представления; установление такого рода нарушений является безусловным основанием отмены решения суда первой инстанции, даже если оно правильно по существу, т.е. с точки зрения фактической стороны административного спора и норм материального права.

Так, рассмотрение административного дела судом в незаконном составе имеет место при нарушении правил гл. 3 КАС: например, дело рассмотрено лицом, не наделенным полномочиями судьи; судья подлежал отводу по основаниям, предусмотренным ст. 31 КАС; судья повторно участвовал в рассмотрении дела в нарушение положений ст. 32 КАС (п. 1 ч. 1 ст. 310).

В то же время от указанного основания надлежит отграничивать нарушение судом первой инстанции норм процессуального права, устанавливающих правила подсудности (гл. 2 КАС), которое относится к существенным нарушениям норм процессуального права (ч. 4 ст. 310 КАС).

Рассмотрение административного дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, как правило, обусловлено нарушением судом положений гл. 9 КАС (п. 2 ч. 1 ст. 310).

Принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле, как правило, связано с ненадлежащей подготовкой дела к судебному разбирательству, т.е. с нарушениями требований гл. 13 КАС, когда судом не разрешен надлежащим образом вопрос о круге лиц, участвующих в деле, в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 135 КАС (п. 4 ч. 1 ст. 310).

Отсутствие в деле протокола судебного заседания может быть констатировано в различных случаях (п. 6 ч. 1 ст. 310 КАС): сам факт отсутствия указанного процессуального документа в материалах административного дела или ситуация, когда указанный документ формально в материалах административного дела имеется, но он не подписан председательствующим и (или) секретарем судебного заседания, в связи с чем не приобретает статус процессуального документа.

В то же время относительно отсутствия протокола судебного заседания как безусловного основания к отмене решения суда первой инстанции необходимо отметить, что речь идет об отсутствии протокола того судебного заседания, в котором было постановлено обжалуемое решение суда.

Отсутствие протокола иного судебного заседания, которое проводилось ранее, само по себе достаточным основанием отмены решения суда, принятого позднее, являться не будет. Такое нарушение в зависимости от ситуации может быть отнесено лишь либо к существенным нарушениям норм процессуального права, либо к формальным нарушениям;

2) существенные нарушения норм процессуального права (ч. 4 ст. 310 КАС).

Особенность существенных нарушений норм процессуального права заключается в том, что круг таких нарушений не предусмотрен законом; их наличие проверяется судом апелляционной инстанции независимо от доводов апелляционных жалобы, представления; установление такого рода нарушений является основанием к отмене решения суда первой инстанции при условии, что это нарушение или неправильное применение привело к принятию неправильного решения;

3) формальные нарушения норм процессуального права (ч. 5 ст. 310 КАС).

Особенность формальных нарушений норм процессуального права состоит в том, что круг таких нарушений не предусмотрен законом; их наличие проверяется судом апелляционной инстанции при условии, что такие основания указаны в доводах апелляционных жалобы, представления; установление такого рода нарушений не является основанием к отмене решения суда первой инстанции, правильного по существу; такого рода нарушения могут повлечь принятие меры реагирования в виде частного определения.

Учитывая изложенное, следует обратить внимание на то, что поскольку круг существенных и формальных нарушений законом не определен, то в зависимости от особенностей конкретного административного дела, к той или иной группе могут быть отнесены на первый взгляд одинаковые нарушения, которые повлекли совершенно противоположные последствия.

Это интересно:  Нк рф 81 статья

Статья 310. Основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке

Ст. 310 КАС РФ

1. Решения суда первой инстанции подлежат безусловной отмене в случае:

1) рассмотрения административного дела судом в незаконном составе;

2) рассмотрения административного дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) необеспечения права лиц, участвующих в деле и не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, давать объяснения, выступать, заявлять ходатайства, подавать жалобы на родном языке или на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика;

4) принятия судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле;

5) если решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо если решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего административное дело;

6) отсутствия в деле протокола судебного заседания;

7) нарушения правила о тайне совещания судей при принятии решения.

2. Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

3. Неправильным применением норм материального права являются:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона, в том числе без учета правовой позиции, содержащейся в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации, Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

4. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения суда первой инстанции, если это нарушение или неправильное применение привело к принятию неправильного решения.

5. Правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по формальным соображениям.

Комментарий к Статье 310 Кодекса административного судопроизводства РФ

Такой случай рассмотрения дела известен уголовно-процессуальной судебной практике. См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 августа 1994 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 3. С. 15.

4. Примером принятия судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в административном деле (п. 4 ч. 1 статьи 310 КАС России), могут служить следующие ситуации:

Комментарий к части 2

1. Несовершенство редакции п. 2 ч. 2 статьи 310 КАС РФ. может привести к мысли, что установленные судом первой инстанции обстоятельства могут быть не доказаны. В административном судопроизводстве установленный судом факт не может быть недоказанным. В анализируемом основании для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке речь идет не об установленных обстоятельствах, а об обстоятельствах, якобы установленных судом первой инстанции, — обстоятельствах, установлением которых суд первой инстанции занимался и, по его мнению, установил, но, по мнению суда апелляционной инстанции, наличие этих обстоятельств следует признать недоказанным (соответственно наличие данных обстоятельств судом первой инстанции должным образом не установлено).

Комментарий к части 3

1. Непримененным считается закон, подлежащий применению, тогда, к примеру, когда в определении ссылка на материальный закон вообще отсутствует или отсутствует ссылка на статьи закона, необходимого для применения в данной конкретной ситуации.

2. Чаще всего применение закона, не подлежащего применению, имеет место при использовании отмененного закона или отмененных статей такового, статей в недействующей на момент их применения редакции.

3. Когда у суда нет возможности использовать результаты официального толкования Верховным Судом РФ (РСФСР, СССР) тех или иных положений материального права, он может истолковать таковые неправильно. Соответственно, данное обстоятельство может служить основанием отмены принятого судом решения. Следует иметь в виду, что при наличии постановления Пленума Верховного Суда РФ (РСФСР, СССР) по вопросам, рассматриваемым судом, в целях избегания возможности отмены решения суду следует пользоваться положениями, содержащимися в данных постановлениях. Если выводы суда основываются на толковании норм материального права, сделанном Верховным Судом РФ (РСФСР, СССР), обычно исключается возможность отмены решения в связи с неправильным истолкованием закона.

Комментарий к части 4

1. По аналогии с уголовно-процессуальными основаниями отмены и изменения приговора, которые именуются существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, можно было бы говорить, что и в административном судопроизводстве часть из них применима. Следует как минимум обсуждать вопрос об отмене решения суда первой инстанции в случае:

в) рассмотрения теми же судьями других уголовных либо гражданских (административных) дел ранее окончания слушания начатого административного дела;

з) несоблюдения требований закона о подготовке административного дела к судебному разбирательству;

Комментарий к части 5

1. По основаниям, предусмотренным статьей 310 КАС РФ, может быть отменено лишь незаконное или необоснованное решение.

3. При оставлении апелляционной жалобы или представления без удовлетворения в определении должны быть указаны мотивы, по которым доводы жалобы или представления признаны неправильными или не являющимися основанием к отмене решения.

4. В случае если суд апелляционной инстанции, не передавая административное дело на новое рассмотрение, изменил состоявшееся решение суда первой инстанции или принял новое решение, он вправе изменить и распределение судебных расходов.

Законопроект о внесении изменений в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ

Одним из глобальных изменений, которое планируется внести в процессуальные кодексы, является норма об обязательном высшем юридическом образовании для представителей сторон по гражданским и арбитражным делам. С учетом поправок, включенных в законопроект ко второму чтению, требование о наличии высшего юридического образования у представителей сторон будет предъявляться только при рассмотрении дел в судах кассационной инстанций и Верховном суде.

Указанное изменение направлено на постепенное введение профессионального представительства. Представляется правильным распространение требования о наличии у представителей высшего юридического образования только на стадии процесса, касающиеся пересмотра вступившего в законную силу решения. На настоящий момент в Российской Федерации невысокий уровень доступа к профессиональной юридической помощи, в связи с чем, введение профессионального процесса в суде первой инстанции может привести к ограничению доступа к правосудию. Вместе с тем постепенное введение профессионального процесса сделает судебное разрешение споров более эффективным, а также позволит разгрузить судебную систему от необоснованных судебных процессов.

Также изменения коснутся и полномочий суда апелляционной инстанции в общей юрисдикции. Согласно законопроекту станет возможным возвращение дела в суд первой инстанции. Данное полномочие должно будет применяться в тех случаях, когда судом первой инстанции не было рассмотрено заявление о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы, замечание на протокол судебного заседания, а также заявление о вынесении дополнительного решения. Тем не менее, данная новелла, не позволяет апелляционному суду возвращать дело на новое рассмотрение. Необходимость закрепления такого полномочия неоднократно подчеркивалась Конституционным судом РФ, и, более того, нашла отражение и в судебной практике в случаях, когда судом первой инстанции не рассмотрено заявление лица о применении срока исковой давности.

Планируемые изменения затрагивают вопросы подсудности и подведомственности. Законопроект исключает из кодексов, а также из некоторых федеральных законов термин «подведомственность» применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов. При этом предлагается порядок, в соответствии с которым суд общей юрисдикции или арбитражный суд, ошибочно возбудившие производство по делу, не отнесенному к их компетенции, направляют дело для рассмотрения в суд другой судебной подсистемы. Если же отсутствие компетенции данной подсистемы судов на рассмотрение дела выявлено на стадии принятия заявления, заявление возвращается лицу в связи с неподсудностью. Указанные нововведения позволят минимизировать возможность отказа в судебной защите в случае спора о подведомственности дела. Однако исключение самого термина «подведомственность» по факту не влияет на планируемые изменения возможности передачи дела между судами, а лишь упрощает терминологию кодексов.

Исключение из законопроекта положений об отказе от составления мотивировочной части решения является, безусловно, положительным моментом. Как неоднократно отмечалось многими юристами, отсутствие мотивировочной части решения нарушит в первую очередь право сторон спора на справедливое судебное разбирательство, а также снизит прозрачность судебного разбирательства, которая является основой принципа независимости судей.

Елена Кузнецова,
Руководитель судебной практики

Обзор судебной практики | Применение статьи 310 КАС РФ по делам о закрытие въезда в РФ № 1 (текст судебного решения)

Гражданка Республики Узбекистан Эм Алена Святославовна обратилась в суд с административным исковым заявлением к ГУ МВД России по Московской области, в котором просила признать незаконными отказ в отмене решения УФМС России по Московской области от 11 февраля 2016 года о не разрешении ей въезда в Российскую Федерацию сроком на 10 лет до 13 декабря 2025 года; решение УФМС России по Московской области от 11 февраля 2016 года о не разрешении ей въезда в Российскую Федерацию сроком на 10 лет до 13 декабря 2025 года, разрешив въезд на территорию Российской Федерации, ссылаясь на формальность оспариваемых решений, чрезмерное вмешательство государства в личную и семейную жизнь заявителя, супруг и двое несовершеннолетних детей которой являются гражданами Российской Федерации и проживают в г. Москве.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2016 года в удовлетворении административного иска Эм А.С. было отказано.

Это интересно:  Статья 147. ЖК РФ Правление товарищества собственников жилья - Жилищный кодекс РФ

На это решение представителем административного истца по доверенности подана апелляционная жалоба, в которой ставится вопрос об отмене состоявшегося по административному делу судебного постановления как незаконного, утверждается о неправильном распределении бремени доказывания между сторонами, неверной оценке собранных по делу доказательств, нарушении судом норм материального и процессуального права, в том числе неправильное применение норм международного права, несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Исследовав материалы административного дела, сочтя возможным в соответствии с правилами, установленными статьями 150 и 152 КАС РФ, рассмотреть дело в отсутствие административного истца и представителя административного ответчика, извещенных надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не сообщивших об уважительных причинах неявки, не просивших об отложении дела, выслушав объяснения представителя административного истца по доверенности Ежихина Б.Е., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив решение, судебная коллегия приходит к выводу о том, что по настоящему делу имеются основания, предусмотренные статьей 310 КАС РФ, для отмены обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке.

Так, в соответствии с частью 2 статьи 310 КАС РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для административного дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам административного дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

При рассмотрении дела судом установлено и подтверждается материалами дела, что 11 февраля 2016 года Управлением Федеральной миграционной службы ио Московской области на основании подпункта 14 статьи 27 Федерального закона № 114-ФЗ от 15 августа 1996 года «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», а также в целях предупреждения негативных последствий пребывания на территории Российской Федерации иностранных граждан в отношении гражданки республики Узбекистан Эм Алены Святославовны, 07 августа 1976 года рождения, принято решение о не разрешении ей въезда в Российскую Федерацию, которым административному истцу был закрыт въезд в Российскую Федерацию сроком на 10 лет; она включена в список лиц, въезд которым на территорию Российской Федерации не разрешен до 13 декабря 2025 года, в отношении административного истца решено оформить представление о не разрешении въезда в Российскую Федерацию.

Основанием для принятия оспариваемого решения явилось то, что административный истец в нарушение требований миграционного законодательства (положений Федерального закона № 115-ФЗ от 25 июля 2002 года «О правовом положении иностранных граждан») прибыла на территорию Российской Федерации 24 июня 2012 года и убыла с территории Российской Федерации 13 декабря 2015 года; законных оснований для нахождения на территории Российской Федерации до 13 декабря 2015 года не имела; административный истец в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации, не выехала из Российской Федерации и находилась в Российской Федерации непрерывно свыше 270 суток со дня окончания предусмотренного федеральным законом срока временного пребывания иностранных граждан в Российской Федерации.

Оспаривая законность и обоснованность решения от 11 февраля 2016 года, а также отказ миграционного органа в отмене данного решения (сообщение, полученное 28 июля 2016 года), административный истец ссылалась на то, что не привлекалась к административной либо уголовной ответственности на территории Российской Федерации, на национальную безопасность и права других лиц не покушалась, в связи с чем полагала, что решение не вызвано обстоятельствами крайней необходимости, не обусловлено защитой интересов национальной безопасности, общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности, тогда как ее присутствие в Российской Федерации в означенный период было обусловлено принципом единства семьи; она с 25 марта 2005 года состоит в браке с гражданином Российской Федерации Полищуком А.П., 1976 года рождения; от брака в семье воспитываются двое несовершеннолетних детей, 2007 и 2008 годов рождения (граждане Российской Федерации).

Разрешая требования, суд оценил собранные по делу доказательства, проанализировал установленные по делу обстоятельства и основания принятия оспариваемого решения применительно к положениям подпункта 14 части первой статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и вьезда в Российскую Федерацию», статьи 5 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан» в Российской Федерации», проверил решения на предмет их соответствия положениям Постановления Правительства РФ от 13 июля 2012 года № 711 «О вопросах Федеральной миграционной службы» (пи. 7.16.1, 7.16.5), и пришел к выводу об их законности, принятии в соответствии с требованиями действующего законодательства, регулирующего рассматриваемые правоотношения, и в пределах полномочий государственного органа; посчитал, что решения представляют из себя адекватные меры государственного реагирования на допущенные административным истцом нарушения миграционного законодательства Российской Федерации; признаками формальности не обладают; чрезмерным или неоправданным вмешательством государства в жизнь заявителя не являются, оснований распространения на рассматриваемые правоотношения положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (4 ноября 1950 года) не усмотрел; обстоятельств, которые могли бы рассматриваться в качестве уважительных причин неисполнения обязанности покинуть территорию Российской Федерации по истечении установленного срока пребывания не установил, в связи с чем, отмстив, что правовые ограничения носят временный характер, в удовлетворении административного иска отказал.

С обоснованностью и законностью решения, правомерностью выводов суда, их мотивировкой судебная коллегия не соглашается в силу следующего.

Так, согласно статье 2 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации).

Согласно статье 21 Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам В силу части 3 статьи 62 Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

В частности, статьей 27 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантировано, что каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства. При этом, закрепляя право каждого на свободный выезд за пределы Российской Федерации, Конституция Российской Федерации предоставляет право на беспрепятственный въезд в Российскую Федерацию только гражданам Российской Федерации (статья 27, часть 2).

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранные граждане пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

Иностранцы и лица без гражданства при установленных федеральным законом условиях могут быть ограничены во въезде в Российскую Федерацию.

Согласно статье 24 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» иностранным гражданам и лицам без гражданства въезд в Российскую Федерацию и выезд из Российской Федерации могут быть не разрешены по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом.

Согласно подпункту 14 части первой статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года №114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если иностранный гражданин или лицо без гражданства в период своего предыдущего пребывания в Российской Федерации не выехали из Российской Федерации и находились в Российской Федерации непрерывно свыше двухсот семидесяти суток со дня окончания предусмотренного федеральным законом срока временного пребывания в Российской Федерации, — в течение десяти лет со дня выезда из Российской Федерации.

По общему правилу, установленному в абзацах первом и втором пункта 1 статьи 5 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», срок временного пребывания иностранного гражданина в Российской Федерации определяется сроком действия выданной ему визы, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом; срок временного пребывания в Российской Федерации иностранного гражданина, прибывшего в Российскую Федерацию в порядке, не требующем получения визы, не может превышать девяносто суток суммарно в течение каждого периода в сто восемьдесят суток, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом, а также в случае, если такой срок не продлен в соответствии с настоящим Федеральным законом. При этом непрерывный срок временного пребывания в Российской Федерации указанного иностранного гражданина не может превышать девяносто суток.

Представленными в материалы дела доказательствами подтверждается, что административный истец пребывала на территории Российской Федерации в период с 24 июня 2012 года по 13 декабря 2015 года; заявителем данные обстоятельства не оспариваются.

При этом, обсуждая обстоятельства, касающиеся непосредственно личности иностранного гражданина и принимая во внимание, что уполномоченные органы обязаны избегать формального подхода при рассмотрении вопросов, касающихся не

разрешения въезда в Российскую Федерацию, поскольку подобные решения, не оправданные крайней социальной необходимостью, защитой национальной безопасности, общественного порядка государства, охраной здоровья или нравственности, должного признания и уважения прав и свобод других лиц, могут свидетельствовать о чрезмерном вмешательстве со стороны публичных властей и нарушении права на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе статьей 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, судебная коллегия усматривает в оспариваемом решении признаки нарушения права административного истца и членов ее семьи (супруга и несовершеннолетних детей) на уважение частной жизни; для этого в настоящем деле административным истцом представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о возможности распространения на рассматриваемые правоотношения положений статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Это интересно:  Захват чужой собственности статья ук рф

Так, в Конституции Российской Федерации закреплено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3), а также не противоречит общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации (статья 15, часть 4, Конституции Российской Федерации).

Устанавливая такие границы пользования правами и свободами, государство ориентировано на недопустимость посягательства на конституционный строй, основы конституционного строя, оборону страны и безопасность государства, поскольку разрушение этих сторон государственности ставит под угрозу условия свободы самого человека и гражданина. Когда интересы иностранного гражданина на свободу передвижения, свободу мысли и слова, на сбор и распространение информации любыми законными способами, свободное распоряжение своими способностями к труду и т.п. вступают в противоречие с интересами национальной безопасности и общественного порядка государства, то органы безопасности в первую очередь обязаны гарантировать безопасность Российской Федерации и се граждан.

Данный вывод корреспондирует международно-правовым предписаниям, согласно которым каждый человек при осуществлении своих прав и свобод должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом, необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населения (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и «общего благосостояния в демократическом обществе и совместимы с другими правами, признанными нормами международного права (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3 ст. 2 Протокола № 4 к ней).

Анализ приведенных положений показывает, что нормы международного права и Конституция Российской Федерации хотя и признают допустимым и обоснованным право государства ограничивать некоторые права и свободы граждан, в том числе иностранных, если это предусмотрено законом, но во главу угла ставят и обуславливают возможность такого ограничения необходимостью обеспечения интересов общественного порядка и соображения национальной безопасности.

Статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), признавая право каждого на уважение его личной и семейной жизни, не допускает вмешательства со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности, защиты прав и свобод других лиц.

Семья и семейная жизнь, относясь к ценностям, находящимся под защитой Конституции Российской Федерации и международных договоров, не имеют,

однако, безусловного во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями, а наличие семьи не обеспечивает иностранным гражданам бесспорного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики, соразмерных опасности миграционных правонарушений (особенно массовых) и практике уклонения от ответственности (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 г. № 628-0).

При этом, семейная жизнь в понимании названной статьи Конвенции и прецедентной практики Европейского Суда по правам человека охватывает существование семейных связей как между супругами, так и между родителями и детьми, в том числе совершеннолетними, и между другими родственниками; понятие «семейная жизнь» не относится исключительно к основанным на браке отношениям и может включать другие семейные связи.

В связи с этим Европейский Суд по правам человека акцентировал внимание на том, что лежащая на государствах ответственность за обеспечение публичного порядка обязывает их контролировать въезд в страну и пребывание иностранцев и высылать за пределы страны правонарушителей из их числа, однако подобные решения, поскольку они могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом обществе ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должны быть оправданы крайней социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели (Постановления от 26 марта 1992 г. по делу «Бельджуди ( Beldjoudi ) против Франции», от 21 июня 1988 г. по делу «Беррехаб ( Berre — hab ) против Нидерландов», от 18 февраля 1991 г. по делу «Мустаким ( Moustaguim ) против Бельгии», от 19 февраля 1998 г. по делу «Дали ( Dalia ) против Франции», от 7 августа 1996 г. по делу «С. против Бельгии», от 28 ноября 1996 г. по делу «Ахмут ( Ahmut ) против Нидерландов» и др.). Таких целей по настоящему делу не усматривается; к уголовной либо административной ответственности на территории Российской Федерации административный истец не привлекалась; нарушений публичного порядка не допускала, оспариваемые решения административный ответчик насущной социальной необходимостью не оправдывает; истец длительное время состоит в браке с гражданином Российской Федерации, имеет двух несовершеннолетних детей — граждан Российской Федерации.

Несомненно, декларируемые заявителем цели нахождения на территории Российской Федерации, являются важными; они связаны с семейными ценностями, материнской, супружеской заботой, воспитанием и уходом за несовершеннолетними детьми — гражданами Российской Федерации; при их сопоставлении с защищаемым государством интересом судебная коллегия оценивает их как решающие, в том числе исходя из срока, на который Эм А.С. закрыт въезд в российскую Федерацию (10 лет).

Учитывая изложенное, представляется, что оспариваемое решение, которое никаких обстоятельств личной и семейной жизни административного истца не учитывает, ограничено формальным указанием сроков пребывания административного истца в Российской Федерации, не является необходимым в демократическом обществе, оно несоразмерно защищаемому публично-правовому интересу, нарушает права иностранного гражданина и членов его семьи на уважение его личной и семейной жизни, допускает чрезмерное и неоправданное вмешательство Российской Федерации в частную жизнь истца и членов его семьи, что действующим законодательством, регулирующим рассматриваемые правоотношения, запрещается; несмотря на это федеральный орган исполнительной власти, который принял это решение, впоследствии при установлении данных о личности иностранного гражданина такое решение по заявлению Эм А.С. не отменил.

При изложенных обстоятельствах решение районного суда, которое данных обстоятельств и норм права не учитывает, на основании части 2 статьи 310 КАС РФ подлежит отмене с принятием по делу нового решения о частичном удовлетворении административного иска.

Судебная коллегия полагает, что по настоящему административному делу надлежит признать незаконным отказ миграционного органа в отмене решения УФМС России по Московской области от 11 февраля 2016 года о неразрешении Эм А.С. въезда в Российскую Федерацию сроком на 10 лет до 13 декабря 2025 года, и обязать ГУ МВД России по Московской области рассмотреть данный вопрос об отмене решения УФМС России по Московской области от 11 февраля 2016 года о не разрешении Эм А.С. въезда в Российскую Федерацию сроком на 10 лет до 13 декабря 2025 года в установленном порядке и сроки; оснований для удовлетворения административного иска в остальной его части судебная коллегия не усматривает, учитывая, что согласно пункту 6 Правил принятия решения о не разрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 января 2015 г. № 12; положениям Порядка рассмотрения материалов, содержащих обстоятельства, являющиеся основанием для принятия (отмены) решения о не разрешении въезда в Российскую Федерацию в отношении иностранного гражданина или лица без гражданства, утвержденного Приказом Федеральной миграционной службы России от 02 июня 2015 года № 284, при изменении обстоятельств, послуживших, основанием для принятия решения о не разрешении въезда, полномочиями на отмену решения о не разрешении въезда обладает федеральный орган исполнительной власти который принял это решение.

Решение Тверского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2016 года отменить, принять по административному делу новое решение, которым административный иск Эм Алены Святославовны к ГУ МВД России по Московской области об оспаривании решений удовлетворить частично.

Признать незаконным отказ миграционного органа в отмене решения УФМС России но Московской области от 11 февраля 2016 года о не разрешении гражданке Республики Узбекистан Эм Алене Святославовне, 07 августа 1976 года рождения, въезда в Российскую Федерацию сроком на 10 лет до 13 декабря 2025 года, и обязать ГУ МВД России по Московской области в установленном порядке и сроки повторно рассмотреть вопрос об отмене решения УФМС России по Московской области от 11 февраля 2016 года о неразрешении гражданке Республики Узбекистан Эм Алене Святославовне, 07 августа 1976 года рождения, въезда в Российскую Федерацию.

Статья написана по материалам сайтов: www.zakonrf.info, kodasrf.ru, pravo.cliff.ru, zakon.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector