+7 (499) 938-69-47  Москва

+7 (812) 467-45-73  Санкт-Петербург

8 (800) 511-49-68  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 327.1 ГК РФ. Обусловленное исполнение обязательства

Её появление явилось в определённой мере уступкой тем юридическим кругам и стоявшему за ними прозападному бизнес-лобби, которые сетовали на дефицит диспозитивности в российском гражданском праве и сулили массовый приход в страну иностранных инвесторов в случае устранения этого дефицита (в их идеале, с полным устранением из Гражданского кодекса всякой императивности). Статью, в итоге, приняли – причём именно такой, как она была предложена:

«Исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон».

Просто море диспозитивности, не правда ли? Договаривайтесь о чём хотите! «Я передам тебе эту вещь, если моя корова отелится, сын женится, а левая пятка зачешется после дождичка в четверг» — исполнение обязанности обусловлено наступлением обстоятельств, предусмотренных договором. Если толковать текст буквально – нормальное, допустимое условие получается.

Радостно запотирали руки генподрядчики: положения наподобие «генеральный подрядчик обязан оплатить выполненные субподрядчиком работы не позднее № дней после получения оплаты от конечного заказчика» или «после сдачи объекта в эксплуатацию и подписания акта формы КС-14» (оно же — после дождичка в четверг, то ли будет, то ли нет») немедленно заполонили субподрядные договоры.

Статью приняли, ввели в действие. Суды подготовились к применению:

«С учетом положений ст. 327.1 ГК РФ встречное предоставление за уже полученное ранее исполнение может быть обусловлено совершением определенных действий либо наступлением обстоятельств, зависящих от воли кредитора, должника, от взаимодействия должника с третьими лицами или неких внешних обстоятельств».

(«Правовые подходы, применяемые Арбитражным судом Уральского округа при рассмотрении споров по договорам строительного подряда, а также по государственным (муниципальным) контрактам на выполнение строительных работ», утверждены на заседании президиума Арбитражного суда Уральского округа 18.12.2015 – не знаю наверняка, но в других округах, вероятно, также было выработано нечто подобное).

Растопырили карман и стали ждать обещанного наплыва инвесторов из стран англосаксонской правовой системы, для которых заинтересованные лица так требовали поднять градус диспозитивности в нашем гражданском законодательстве. Инвесторы, вэлкам! Эй, вэлкам! Ну вэлкам же хоть кто-нибудь…Не пришли.

— А мы что говорили? – ухмыльнулись здравомыслящие скептики. – Всё, попробовали свой вариант? Переходим к плану «Б».

План «Б» был реализован в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении». Статью 327.1. быстро приспособили к делу: вместо абстрактного повышения диспозитивности она теперь решала (и решает по настоящее время) действительно острую и наболевшую проблему, особенно актуальную для договоров подряда. Помните, как их одно время признавали незаключёнными, если срок начала выполнения работ определялся как «столько-то времени с даты уплаты заказчиком аванса»? Судебная практика давно перестроилась – а теперь появилась и подходящая статья в ГК РФ, на что и указывает Постановление Пленума:

«23. По смыслу пункта 1 статьи 314 ГК РФ, статьи 327.1. ГК РФ срок исполнения обязательства может исчисляться в том числе с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором. Если действия кредитора, совершением которых обусловлено исполнение обязательства должником, не будут выполнены в установленный законом, иными правовыми актами или договором срок, а при отсутствии такого срока — в разумный срок, кредитор считается просрочившим (статьи 328 или 406 ГК РФ).

Например, начальный и конечный сроки выполнения работ по договору подряда (статья 708 ГК РФ) могут определяться указанием на уплату заказчиком аванса, невнесение которого влечет последствия, предусмотренные статьей 719 ГК РФ».

Что произошло в результате? Решили насущную проблему, узаконив де-факто никогда и не прекращавшуюся (поскольку она основана на нормальной хозяйственной логике) практику определения срока начала работ с привязкой к моменту авансирования. А статью 327.1. ГК РФ, что немаловажно, подали как специализированное средство для определения сроков. Именно сроков, а не чего-то иного. Иное — осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству или исполнение обязанности только при определённом договором условии — осталось за кадром, в традиционной для нашего права статье 157 ГК РФ о сделках, совершенных под условием.

Да, это не написано открытым текстом не только в законе, но даже в акте толкования – однако в Постановлении Пленума настолько ясно значится между строк, что суды всё поняли правильно. Вот всего лишь три дела, отобранных мною из множества схожих — но они показательны:

«Ссылка заявителя апелляционной жалобы на то, что суд первой инстанции не учел положение п. 5.3 договора, несостоятельна, поскольку как правильно указал суд первой инстанции, договор является самостоятельным договором субподряда и, госзаказчик не является стороной в настоящем деле.

Довод отзыва ответчика о зависимости оплаты исполнением обязательства неким «гензаказчиком» правомерно отклонен судом первой инстанции, поскольку договор не содержит отлагательного условия по смыслу статьи 157 ГК РФ, так как и зависимость Договора от наступления каких-либо обстоятельств, обусловленных волей сторон (ст. 327.1 ГК РФ).

Договор содержит условие, ставящее в зависимость оплаты от исполнения обязательства перед заказчиком неким третьим лицом. Как следует из положений статьи 308 ГК РФ, исполнение или неисполнение обязательств по договорам третьими лицами не порождает возникновения прав и обязанностей у лиц, не являющихся стороной по сделке».

Статья 308 ГК РФ бьёт статью 327.1. ГК РФ вчистую.

«Спорное условие договора (п. 6.7) противоречит ст. 711 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку ставит исполнение заказчиком обязательства по оплате оказанных услуг в зависимость от исполнения обязательства по оплате штрафных санкций, которое не является встречным по отношении к первому (ст. 328 названного Кодекса). При этом формулировка п. 6.7 договора не предусматривает право заказчика удержать сумму санкций из стоимости подлежащих оплате услуг, вследствие чего соответствующее условие договора является несправедливым, нарушает баланс интересов сторон. Так, в случае применения спорного условия исполнитель лишается возможности получить оплату оказанных услуг при его несогласии с применением в отношении него ответственности в виде штрафа.

Выводы суда апелляционной инстанции о том, что спорное условие договора не подлежит применению, а обязанность заказчика произвести окончательный расчет должна быть исполнена в соответствии с п. 5.2 договора в срок не позднее 10.12.2015, являются правильными, соответствующими нормам действующего законодательства».

«Суд апелляционной инстанции обоснованно отклонил довод ответчика о возможности окончательного расчета за выполненные работы только после подписания акта ввода в эксплуатацию объекта, указав на то, что условие договора об оплате результата работ после наступления обстоятельства, поставленного в зависимость от действий третьих лиц (например, получения положительного заключения экспертизы) не может считаться условием о сроке наступления обязательства, поскольку не отвечает признакам события, которое должно неизбежно наступить».

Итого: по состоянию на сегодняшний день, я бы не сказал, что статья 327.1. ГК РФ – мёртвая, не применяемая, никому не нужная. Статья применяется! Но, во-первых, преимущественно не в судах, а в «профилактических» целях – чтобы не возникало споров, заключён ли договор подряда со сроками выполнения работ, привязанными к оплате, или правомерны ли гарантийные удержания (вновь процитирую «Правовые подходы АС Уральского округа»):

«Следовательно, стороны договора строительного подряда вправе установить порядок оплаты выполненных работ по своему усмотрению, в частности предусмотреть в нем оплату части стоимости выполненных работ по договору строительного подряда после выполнения всех работ подрядчиком и наступления поименованного в договоре обстоятельства (гарантийное удержание), что не противоречит положениям ст. 746 ГК РФ».

Если же говорить о судебном применении, то оно чрезвычайно осторожное – по возможности, строго в рамках, очерченных Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 № 54. Всё, что в данные рамки не укладывается, обрубается с использованием других статей Гражданского кодекса, более соответствующих отечественной традиции. Абсолютная диспозитивность, в очередной раз, не прошла. И с моей точки зрения, это хорошо.

Статья 327.1. Обусловленное исполнение обязательства

СТ 327.1 ГК РФ

Исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон.

Это интересно:  Освобождение от уплаты задолженности по алиментам. Судебная практика, статья 114 СК РФ

Комментарий к Ст. 327.1 Гражданского кодекса РФ

Возможность совершить сделку под условием (отлагательным или отменительным), то есть сделку, в которой возникновение или прекращение прав и обязанностей ставится в зависимость от наступления обстоятельства, которое может как наступить, так и не наступить в будущем, закреплена в ст. 157 ГК РФ еще с момента его первоначальной редакции. При этом указанная статья с момента вступления ее в силу (01.01.1995) ни разу не изменялась.

2. В силу комментируемой статьи исполнение обязанностей, а также осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству могут быть обусловлены:

1) совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий;

2) либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон.

— купля-продажа 100% акций в обществе под условием его реорганизации (в частности, для вывода за периметр сделки определенных активов компании-цели);

— купля-продажа акций под условием получения покупателем финансирования;

— реструктуризация долга под условием погашения обязательств перед другими кредиторами.

3. Судебная практика:

Статья 327.1 ГК РФ. Обусловленное исполнение обязательства

Закон добавил в ГК РФ ст. 327.1, которая вступила в силу с 1 июня 2015 года. Она регламентирует обусловленное исполнение обязательства.

Чему посвящена ст. 327.1 ГК РФ?

Новые нормы ГК РФ предусматривают возможность обусловить исполнение обязательства.

Исполнение обязанностей, а также осуществление, изменение и прекращение договорных прав могут быть обусловлены тем, совершены или не совершены одной из сторон определенные действия либо наступили или нет иные обстоятельства, предусмотренные договором, в том числе полностью зависящие от воли одной из сторон.

В отличие от положений ст. 157 ГК РФ приведенная норма позволяет поставить под условие не весь правовой эффект сделки в целом, а отдельные права и обязанности по ней.

После вступления в силу ст. 327.1 ГК РФ, если условия исполнения сделки полностью зависят от одной из сторон, основания опасаться риска оспаривания такой сделки отсутствуют.

Ранее арбитражные суды сомневались, допустимы ли условия, если их наступление полностью или частично зависит от одной из сторон договора. Например, АС Поволжского округа указал, что условие должно быть обстоятельством, не зависящим от воли стороны, и относиться к будущему. При этом сторонам неизвестно, наступит соответствующее обстоятельство или нет.

Защищают ли суды обусловленное исполнение обязательств по договорам до 1 июня 2015 года?

Статья 327.1 ГК РФ в редакции от 1 июня 2015 года применяется к правоотношениям, возникшим после этой даты.

Арбитражные суды не защищают условия об обязанностях и договорных правах, если они зависят от воли одной из сторон. Это объясняется тем, что на момент заключения сделки в законодательстве отсутствовали положения об обусловленном исполнении обязательства.

Примером такой практики могут служить Постановления Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2015 N 15АП-10598/2015 и от 19.12.2015 N 15АП-12876/2015. В последнем суд указал, что ст. 711 ГК РФ не подразумевает возможности установить порядок оплаты, при котором какая-либо часть выполненных работ не оплачивается подрядчику до наступления независящих от него обстоятельств. Статья 327.1 ГК РФ вступила в силу после того, как договоры были заключены и исполнены подрядчиком. В связи с этим суд первой инстанции правомерно счел, что срок оплаты полной суммы наступил после подписания итоговых актов и справок.

Может ли исполнение обязательства зависеть от действий (бездействия) третьих лиц?

Положения ст. 327.1 ГК РФ не применяются, если наступление тех или иных последствий зависит от воли лица, которое не является стороной обязательства.

Подтверждение этой позиции можно найти в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда.

К аналогичному выводу пришел и Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд. Он указал, что неперечисление ответчику денежных средств третьим лицом (из бюджета) не освобождает ответчика от выполнения своих договорных обязательств. Исполнение сторонами обязательств не может зависеть от того, поступили деньги из бюджета или нет. Суд отметил, что ст. 327.1 ГК РФ вступила в действие после заключения и исполнения договора.

Применяется ли ст. 327.1 ГК РФ к корпоративным отношениям?

По общему правилу ст. 327.1 ГК РФ применяется к правам и обязательствам, возникшим на основании договора.

В судебной практике можно встретить вывод, что нормы этой статьи применимы и к отношениям, которые возникли между наследником доли в уставном капитале общества и иными участниками после открытия наследства до его принятия наследником. В одном из постановлений указано, что по смыслу ст. ст. 8, 9 Закона об ООО право на долю в уставном капитале представляет собой обязательство.

Вместе с тем в силу ст. 327.1 ГК РФ исполнение обязанностей, а также осуществление, изменение и прекращение прав по договору могут быть обусловлены тем, совершила или не совершила одна из сторон определенные действия либо наступили или нет иные обстоятельства, предусмотренные договором, в том числе полностью зависящие от одной из сторон.

Ограничение прав наследника, касающихся участия в обществе, до оформления принятия наследства вполне соответствует приведенной норме. Следовательно, если устав общества предусматривает согласие участников на переход доли к наследнику, он становится участником с момента открытия наследства. Пункт 4 ст. 1152 ГК РФ устанавливает, что принятое наследство со дня его открытия признается принадлежащим наследнику. При этом ни время фактического принятия наследства, ни момент госрегистрации права на него значения не имеют.

Александр Смирнов: «Появление в Гражданском кодексе статьи 327.1 – настоящий прорыв»

С 1 июня 2015 г. вступил в силу очередной блок изменений в Гражданский кодекс. Среди наиболее интересных новелл – введение ст. 327.1 «Обусловленное исполнение обязательства». О том, для чего понадобилась такая статья и что изменится с ее появлением, мы решили поговорить с Александром Ростиславовичем Смирновым, к.ю.н., директором юридического департамента Московской Биржи.

Окончил МГЮА имени О.Е. Кутафина. Юридическую карьеру начал в страховой группе ­«СОГАЗ», позднее возглавил управление корпоративного и коммерческого права в страховой группе ­«Ренессанс Страхование».

В разные годы руководил юридическими департаментами в издательстве «Эксмо» и группе компаний «Русский Алкоголь» (сейчас – «Русский Стандарт»).

В 2011 году возглавил коммерческую практику международной юридической фирмы Goltsblat BLP. С марта 2013 г. – директор юридического ­департамента ПАО «Московская Биржа».

В 2015 году в совместном рейтинге ИД «Коммерсантъ» и Ассоциации менеджеров России назван лучшим директором по правовым вопросам в финансовом секторе.

Международным справочником «The Legal 500» включен в список ста наиболее влиятельных юристов России.

– Александр, тема нашего интервью – обусловленное исполнение обязательств. Законодательное регулирование этого института изменилось с 1 июня 2015 г., когда вступил в силу Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации». Скажите, пожалуйста, чем была вызвана необходимость изменить законодательство в этой ­сфере?

– На протяжении многих лет в этой теме, как в призме, преломлялись все недостатки судейского толкования. И эта ситуация начала меняться только в последние годы существования Высшего Арбитражного Суда.

Чего греха таить, судьба условных, или потестативных, сделок печальна. Долгое время суды последовательно отказывали в защите таких сделок, в которых наступление условий преимущественно или даже частично зависело от воли одной из сторон. Я напомню, откуда пошла эта тенденция.

В 1996 г. Михаил Исаакович Брагинский опубликовал большой комментарий к новому Гражданскому кодексу. Там он написал, что нельзя признавать допустимым и действительным то условие, наступление которого всецело, преимущественно или частично зависит от воли одной из сторон. И суды приняли это под козырек. Такова была тенденция того времени. Суды говорили, что условие, которое зависит от воли или от поведения одной из сторон, например от воли кредитора, является недействительным. А на вопрос «Почему?» отвечали, что в соответствии со статьей 157 Гражданского кодекса должно быть неизвестно, наступит это условие или нет.

Некоторые юристы поначалу пытались возражать, мол, уважаемые судьи, там не написано, что это условие не должно зависеть от поведения сторон. Просто на момент подписания договора не известно, наступит это условие или нет, потому что оно может зависеть от многих факторов, в том числе от поведения или от воли одной из сторон. Но суды, как я уже сказал, последовательно отказывали в защите таких условий, признавая их недействительными.

– Можете привести конкретный пример?

Это интересно:  Статья 63. Плата за предоставление сведений, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости

– Расскажу о деле, которое, на мой взгляд, является квинтэссенцией этого подхода. Кассационную жалобу рассматривал Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа 1 . Поддержал его и Высший ­Арбитражный Суд 2 .

В 2007 г. предприятие продало «физикам» долю в уставном капитале. А те купили ее лишь по одной причине – предприятие владело объектами недвижимости. Однако право собственности на них зарегистрировано не было. И «физики» сказали: хорошо, мы приобретаем эту долю, но заплатим только тогда, когда права на недвижимость будут зарегистрированы. То есть долю мы купим, право собственности на нее перейдет, но оплату поставим в зависимость от наступления отлагательного ­условия – ­регистрации права собственности на недвижимость.

Регистрировать право собственности никто не стал, и продавец остался без денег за переданную долю. В связи с этим он пошел в суд и сказал: извините, уважаемый ответчик, но право собственности на долю к вам перешло, чего же вы еще хотите? Будьте добры заплатить. А о том, что предприятие без недвижимости – это, по сути, пустышка с десятитысячным уставным капиталом, истец умолчал. И суд его поддержал. Судьи посчитали, что факт регистрации права собственности на здание зависит от действий продавца. Соответственно, это условие является недействительным. А раз так, то покупатель должен заплатить всю сумму, как если бы право собственности на недвижимость было ­зарегистрировано.

На мой взгляд, это яркий пример необоснованного ограничительного толкования отменительного либо отлагательного условия.

– Неужели все дела решались только в таком ключе и не было никаких исключений?

– Редкие исключения были, это надо признать. Можно вспомнить отказное определение Высшего Арбитражного Суда 2011 года. Там тоже было интересное дело, возникшее из вексельных правоотношений. Стороны договорились, что если векселедатель не заплатит по векселю, то к векселедержателю переходит право застройщика по другому договору. Векселедатель не заплатил, и векселедержатель посчитал, что к нему перешло право застройщика. Суд с ним согласился. Он указал, что «доводы заявителя основаны на неправильном толковании положений статьи 157 ГК РФ, поскольку они не содержат положений, запрещающих связывать возникновение определенных прав и обязанностей с ­действиями одной из сторон сделки» 3 .

– Практика по статье 157 понятна. Но ведь в Гражданском кодексе есть еще статья 190, которая определяет, что срок может начинать течь с события, которое должно неизбежно наступить. Может быть, именно этим объясняется негативное отношение судов к условиям, наступление которых зависит от воли сторон? Ведь никто не знает, какова будет воля стороны.

– Действительно, в статье 190 Гражданского кодекса есть такое положение. И многие суды, включая Высший Арбитражный Суд, на мой взгляд, путали эту статью со статьей 157. При применении этих двух статей в связке у судов вообще случался коллапс.

В качестве иллюстрации приведу письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда об аренде 4 . Допустим, стороны договора аренды указали, что он действует до начала реконструкции здания. Как мне кажется, это как раз классическое отменительное условие, а не срок действия ­договора.

Но Высший Арбитражный Суд сказал, что это срок, который определен неправильно. Статья 190 Гражданского кодекса в данном случае не соблюдена, поэтому срок является неопределенным. Следовательно, действуют положения о договоре аренды, заключенном на неопределенный срок. Мне кажется, суд так и не смог выяснить: то ли это отлагательное или отменительное условие для всей сделки, то ли это определение срока действия договора.

Нельзя не сказать и о несправедливой судебной практике 2000-х годов по договору подряда. Суды отказывали в защите договоров подряда, признавали их незаключенными, когда там было зафиксировано абсолютно обыденное, нормальное коммерческое условие о том, что подрядчик приступает к выполнению работ, например, в течение 10 дней с момента получения аванса. Суды утверждали, что перечисление аванса очевидным образом зависит от воли заказчика: захотел – перечислил, захотел – нет. А сроки не могут начинать течь с события, относительно которого не известно, наступит оно или нет. Соответственно, сроки начала работ – существенное условие договора подряда – не согласованы. Значит, договор не заключен 5 .

Только представьте, заключаются контракты на миллиарды рублей, стороны подписывают сотни страниц документов, выверяя каждый пункт. А в самом главном им говорят: «Вы знаете, а договор-то у вас не заключен. Соответственно, все, что вы настроили в течение ­нескольких лет, вообще не защищено, и вам никто за это платить не должен».

– Что же изменилось после вступления в силу Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую ­Гражданского кодекса Российской Федерации»?

– Перед тем как сказать о новшествах этого закона, хочу отметить несколько интересных фактов. В 2009 году была одобрена Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. В этом документе говорилось об очень многих проблемных вопросах. Но про условные сделки – ни слова. Там ничего не было сказано о том, как их регулировать, и нужно ли вообще менять сложившийся подход. Странно, но это факт.

Потом был разработан большой законопроект, который часто называли новым Гражданским кодексом 6 . Госдума приняла его в первом чтении в конце апреля 2012 г., но позднее он был разбит на девять блоков. В том большом законопроекте была норма, которая запрещала ставить всю сделку под условие, которое преимущественно или полностью зависит от воли одной из сторон (это был п. 3 ст. 57 Гражданского кодекса). И если бы проект в том виде был бы принят, то мы получили бы прямой запрет на обусловленные сделки.

В итоге же упомянутый Вами закон ввел в Гражданский кодекс статью 327.1 «Обусловленное исполнение обязательства». В ней сказано следующее: «Исполнение обязанностей, а равно и осуществление, изменение и прекращение определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением или несовершением одной из сторон обязательства определенных действий либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе полностью зависящих от воли одной из сторон».

На мой взгляд, это существенный прорыв. У нас появилась возможность заключать условные сделки, вступать в условные обязательства.

– Мне кажется, что к тексту новой статьи есть вопросы. Например, почему там сказано только про исполнение обязанностей, а, например, не про возникновение? Выходит, что обязательства не должны возникать из обстоятельств, зависящих от воли сторон?

– Вы правы. У меня тоже есть вопросы к этой норме. Почему, например, может быть обусловлено «осуществление, изменение и прекращение определенных прав»? Существует классическая триада: возникновение, изменение и прекращение прав. А здесь слово «возникновение» пропущено. То есть права не могут возникать из обстоятельств, зависящих от воли сторон? Они могут только изменяться, прекращаться или ­осуществляться. Почему? Непонятно!

Конечно, нам бы хотелось, чтобы ни у кого, в том числе и у судов, не возникло вопросов, как эту норму применять. Но, видимо, отвечать на спорные вопросы придется судебной практике.

– Если я не ошибаюсь, положение, схожее по содержанию с текстом новой статьи 327.1 Гражданского кодекса, содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

– Да, в пункте 52 этого документа сказано, что допускается заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит в том числе и от поведения стороны данной сделки. Далее перечисляются достаточно распространенные в практике примеры: заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении банковской гарантии; договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права ­собственности арендодателя.

Две эти новеллы – одна законодательная, другая из судебной практики – позволяют нам с оптимизмом смотреть в будущее. Теперь в договоре можно смело писать, например, что мы вам поставим товар, если вы покажете банковскую гарантию. Или мы начнем работы, если вы нам предоставите подтверждение того, что банк выдал вам кредит, с помощью которого вы должны эти работы оплатить. Данные изменения, на мой взгляд, очень позитивны.

– Когда мы говорим о сделках под условием, то подразумеваем, что осуществление, изменение и прекращение прав и обязанностей по договору будет зависеть от действий другой стороны – контрагента. Но именно так нигде не написано. В новой статье 327.1 Гражданского кодекса сказано, что изменение прав и обязанностей зависит от поведения одной из сторон. Возможно ли, что рано или поздно кто-то включит в договор условие, в соответствии с которым его права и обязанности будут зависеть от его воли и поведения? То есть что хочу, то и делаю.

Это интересно:  Статья 387 ТК РФ. Порядок рассмотрения индивидуального трудового спора в комиссии по трудовым спорам

– Ваш вопрос надо разделить на две части. Если мы говорим про статью 157 «Сделки, совершенные под условием» Гражданского кодекса, то она не изменилась, и в отношении условных сделок уже несколько тысяч лет, еще с римского права, ведется спор о том, может ли быть потестативность на стороне должника. Либо он не должен решать, исполнить ли обязательство, а потестативность может быть только на стороне кредитора или обеих сторон.

Но сейчас развитые правопорядки пришли к тому, что стороны, особенно в предпринимательских отношениях, сами решают, на чьей стороне может быть потестативность. Могут быть такие случаи, когда стороны согласятся, что должник сам решает, заплатить ему или нет, в ответ на что-то другое, встречное. Может быть, это право должника тоже ­чего-то стоит, и какой-то эквивалент он все-таки предоставляет.

Вторая часть – это обусловленное исполнение обязательств, которое сейчас появилось. Вы правы, в статье 327.1 Гражданского кодекса написано «обстоятельство… зависящее от воли одной из сторон». Это, кстати, один из вопросов к редакции нормы. Значит ли это, что условие не может зависеть от воли двух сторон? Наверно, суды могут сказать, что написано «одной из сторон», значит, нельзя предусмотреть условие, которое ­зависит от воли сразу двух сторон.

– Я приведу такой пример. Представим, что покупатель включает в договор поставки антикоррупционную оговорку. В соответствии с ней, если после поставки выяснилось, что поставщик замешан в каких-то коррупционных делах, и это подтверждено объективными доказательствами, то покупатель имеет право не платить. Все отношения между ними прекращаются, и покупатель не только не возвращает товар, но и отказывается от оплаты. То есть только от покупателя зависит, отреагирует он на коррупционные нарушения или нет. Как Вы думаете, такое возможно?

– Тема неоднозначная, потому что в частноправовые отношения вмешивается публично-правовой элемент. Но я считаю, что да, возможно. Базовым принципом здесь является принцип свободы договора.

В приведенном Вами примере должник хотел бы заплатить и мог это сделать, но кредитор поступил некрасиво, неэтично, а может быть даже преступно. Поэтому должник говорит: «Извините, я не могу ни вернуть товар, ни оплатить его, потому что в этом случае у меня возникнут ­проблемы».

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» (примеч. ред.). Вернуться назад

Обусловленное исполнение обязательства

Статьи по теме

В 2015 г. в ГК РФ появилась статья 327.1, «Обусловленное исполнение обязательства», посвящённая потестативным условиям сделки.

Потестативность

Само слово «потестативность» произошло от лат. potestas, «власть», под потестативными условиями понимаются условия, появление которых – во власти, в воле одной из сторон сделки. Как таковое понятие сделки под потестативным условием фактически в ГК присутствовало ещё до появления ст. 327.1: в ст. 157 постулировалось, что может существовать сделка под отлагательным либо отменительным условием, когда некое ещё не возникшее обстоятельство влияет на будущее сделки. Стороны могут сознательно сформировать ситуацию правовой неопределенности, когда сделка или по свершении отлагательного условия вступит в силу, или по свершении отменительного условия будет расторгнута.

Но на практике суды прежде придерживались подхода, что на основании ст. 157 ГК нельзя заключать сделки, где условие находится именно во власти одной из сторон сделки. Абстрактный пример: некто планирует купить компанию и оформляет под это кредит в банке, но сама покупка компании зависит от согласия ФАС. Покупатель должен был бы обратиться в ФАС с соответствующим ходатайством, без чего согласия не будет, и сделка с банком тоже не вступит в силу, то есть это действие строго в воле покупателя. И ставить кредитную сделку с банком в зависимость от желания покупателя компании обратиться в ФАС, по мнению судов, было бы нельзя. Несмотря на то, что в нормах ГК есть правила о последствиях недобросовестного влияния стороны сделки на наступление либо ненаступление условий, последствиях искусственного сдерживания, судебная практика строилась на том, что потестативные сделки недопустимы.

Остались вопросы по обязательствам? Ответ найдется в Системе Юрист

Однако в бизнесе есть масса ситуаций, когда требуется заключать соглашения именно такого характера: в аренде, поставках, услугах, лизинге; в сделках слияния и поглощения компаний часто условия вступают в силу в зависимости от действий контрагента, и т. д. Назрела необходимость скорректировать эти положения законодательно.

Абсолютно потестативные и частично потестативные условия

В европейской юридической науке потестативные условия как таковые подразделяются на два типа: полностью потестативные условия и частично потестативные условия.

Частично потестативное условие – это обстоятельство, зависящее и от воли стороны, и от воли третьих лиц. Вышеупомянутый пример со сделкой, для которой требуется согласие ФАС, подпадает под тип сделок под частично потестативным условием: не только потенциальный покупатель может не обратиться в ФАС, но и ФАС может не дать согласие на покупку акций компании, сочтя, что в данном случае есть угроза идее защиты конкуренции.

И есть абсолютно потестативные условия, целиком зависящие от воли стороны. С ними есть ряд сложностей.

Потестативность может лежать, например, в сфере должника: «если я захочу, то я верну долг кредитору». Можно представить себе ситуации, когда это не из ряда вон выходящее условие: кредитор и должник доверяют друг другу, а одалживаемая сумма для кредитора невелика. Подобное можно назвать «сделкой с мерцающей каузой»: по изначальному соглашению с кредитором кауза по воле должника может быть изменена с займа на дарение. Такое, конечно, для бизнес-отношений нехарактерно.

Также потестативность может лежать в сфере кредитора: от его воли зависит, будет должник должен, или нет. Скажем, кредитор предоставляет средства, но займом это становится, только если кредитор примет решение, например, о приобретении некоего имущества — если не примет, сумма не должна быть возвращена. Кредитор формирует ситуацию правовой неопределенности, когда потенциальный должник будет зависеть от появления обстоятельства, активирующего правовой эффект.

Европейская традиция исходит из того, что подобная потестативность недопустима. Нельзя ставить сделку в зависимость от таких событий, чьё появление строго в воле одной стороны и никого более. В российской практике отношение к потестативности было ещё более жёсткое.

Статья 327.1 ГК РФ

Обусловленное исполнение обязательства, которое регулируется ст. 327.1, отличается от сделок под условием. Потестативная сделка полностью зависит от свершения или ненаступления события. А обусловленное исполнение обязательства, равно как и осуществление изменений прекращения определенных прав по договорному обязательству, может быть обусловлено совершением либо несовершением одной из сторон определенных действий, либо наступлением иных обстоятельств, предусмотренных договором, в том числе, полностью зависящих от воли одной из сторон.

Иными словами, ст. 327.1 позволяет поставить в зависимость не всю сделку целиком, а конкретные обязанности по договору. В примере о покупке компании это будет обязанность банка выдать кредит, которая вступить в силу только по получении покупателем согласия ФАС на сделку.

Т. о., проблема потестативности решается не с помощью ст. 157, а с помощью предоставленной ст. 327.1 возможности структурирования сделок, где обязанности или права одной стороны возникают по свершении условий, зависящих от второй стороны.

ВС РФ в постановлении пленума № 25 от 23 июня 2015 г. в п. 52 высказался по поводу применения ст. 157:

«Последствия недобросовестных действий (бездействия) стороны сделки, способствовавших наступлению или ненаступлению условия, установлены пунктом 3 статьи 157 ГК РФ. Если наступлению условия недобросовестно воспрепятствовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим. Если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия выгодно, то условие признается ненаступившим.

По смыслу пункта 3 статьи 157 ГК РФ не запрещено заключение сделки под отменительным или отлагательным условием, наступление которого зависит в том числе и от поведения стороны сделки (например, заключение договора поставки под отлагательным условием о предоставлении банковской гарантии, обеспечивающей исполнение обязательств покупателя по оплате товара; заключение договора аренды вновь построенного здания под отлагательным условием о регистрации на него права собственности арендодателя».

Т. о., ст. 327. 1 позволяет ставить часть сделки в зависимость от события в воле стороны, а ВС РФ в отношении ст. 157 допустил устанавливать условием сделки событие, находящееся под влиянием другой стороны сделки. Совокупно это делает имеющийся инструментарий структурирования сделок ещё более развитым.

Статья написана по материалам сайтов: regforum.ru, grazhkod.ru, www.artiks.ru, www.delo-press.ru, www.law.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector