+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Статья 387 ГК РФ. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Текущая редакция ст. 387 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:
1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
5) в других случаях, предусмотренных законом.

Комментарий к статье 387 ГК РФ

1. В комментируемой статье закреплен переход прав кредитора к другому лицу на основании закона (см. п.1 ст. 382 ГК РФ). Под законом, исходя из содержания данной статьи, необходимо понимать ГК РФ и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п.1 и 2 ст. 2 ГК РФ.

Консультации и комментарии юристов по ст 387 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 387 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
5) в других случаях, предусмотренных законом.

Комментарий к статье 387 Гражданского Кодекса РФ

1. Уступка требования не исчерпывает собой всего многообразия случаев перехода прав кредитора к другому лицу. Такой переход, помимо цессии, может иметь место в силу закона или по решению суда (п. 1 ст. 382 ГК).

2. Переход прав кредитора в силу закона происходит на основании нормативного предписания при наступлении указанных в нем обстоятельств. Последнее уточнение является значимым и выгодно отличает формулировку комментируемой статьи от положений п. 1 ст. 382 ГК.

Переход прав в силу закона лишен волевого характера, свойственного цессии. Наступление предусмотренных законом юридических фактов приводит к автоматическому переходу прав кредитора к указанному в законе другому лицу. Таким образом, не может признаваться переходом прав в силу закона ситуация, когда нормативный акт обязывает кредитора передать требование другому лицу (см., например, абз. 2 ст. 986, п. 2 ст. 993 ГК). Переход прав в подобной ситуации не происходит автоматически, а требует волеизъявления кредитора. Если последний, выполняя возложенную на него обязанность, передает требование, имеет место переход права на основании сделки (цессия). При отказе кредитора управомоченное законом лицо может добиться перевода требования на себя судебным актом, заменяющим волеизъявление кредитора. В таком случае речь должна идти о переходе прав по решению суда (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 4 — 5).

3. К переходу прав на основании закона комментируемая статья относит все случаи универсального правопреемства (абз. 2). Последнее характеризуется единовременным переходом к преемнику (преемникам) всей совокупности прав и обязанностей правопредшественника, принадлежащей ему на момент правопреемства, как единого целого (см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. С. 322).

Универсальное правопреемство имеет место, в частности, при реорганизации юридического лица (см. ст. 58 ГК и коммент. к ней), а также при наследовании (см. ст. ст. 1110, 1112 ГК). В первом из указанных случаев в силу п. 4 ст. 57 ГК моментом перехода прав кредитора к другому лицу является момент государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (при реорганизации в форме присоединения — момент внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица). Во втором в качестве такового выступает день открытия наследства (см. п. 4 ст. 1152 ГК).

4. В силу закона к лицу, исполнившему обязательство за должника, переходит право кредитора к этому должнику. Комментируемая статья называет три таких случая: а) переход к залогодателю, не являющемуся должником, исполнившему обязательство должника, прав кредитора по обязательству (см. ст. 350 ГК и коммент. к ней); б) переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обязательство (см. ст. 365 ГК и коммент. к ней); в) переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, прав страхователя (выгодоприобретателя) к лицу, ответственному за убытки (см. ст. 965 ГК). Ввиду открытого характера перечня комментируемой статьи к этой же группе следует отнести переход к третьему лицу, удовлетворившему за свой счет требование кредитора, прав последнего по обязательству в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 313 ГК (см. коммент. к ней).

Суброгацию как отношение правопреемства следует отличать от регресса (см. коммент. к ст. 382 ГК).

5. Перечень комментируемой статьи не является исчерпывающим. К числу случаев перехода прав кредитора в силу закона могут быть также отнесены: а) переход к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение обязательства (см. ст. 384, абз. 3 ст. 355 ГК, п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке), а равно права на неуплаченные проценты (см. ст. 384 ГК); б) переход к лизингополучателю по договору сублизинга права требования лизингополучателя к продавцу по договору лизинга (см. п. 1 ст. 8 Закона о лизинге).

6. Комментируемая статья относит к преемству в силу закона и переход прав кредитора на основании решения суда. Такое указание некорректно, поскольку судебный акт о переводе прав кредитора на другое лицо является самостоятельным основанием правопреемства. Данный вид характеризуется тем, что фактической предпосылкой перехода выступает решение суда, требование считается перешедшим в момент вступления судебного акта в законную силу и рядом других особенностей (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 5 — 6).

Перевод требования по решению суда возможен только в случаях, указанных в законе (абз. 3 комментируемой статьи). К числу таких случаев относится, в частности, перевод на комитента прав комиссионера по сделке, заключенной последним с третьим лицом (см. п. 2 ст. 993 ГК).

8. Правилами комментируемой статьи непосредственно не охватываются случаи замены стороны в договоре в силу указания закона (см., например, п. 1 ст. 617, ст. ст. 675, 1038 ГК) или решения суда (см., например, абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК). Однако эти правила будут применяться к переходу прав кредитора, происходящему в рамках такой замены, по аналогии (см. ст. 6 ГК и коммент. к ней).

Об институте замены стороны в договоре см. коммент. к ст. 382 ГК.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

5) в других случаях, предусмотренных законом.

2. К отношениям, связанным с переходом прав на основании закона, применяются правила настоящего Кодекса об уступке требования (статьи 388 — 390), если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или не вытекает из существа отношений.

Комментарий к Ст. 387 ГК РФ

1. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Комментируемая статья определяет случаи, в которых переход прав кредитора по обязательству возможен в силу закона. Как известно, различаются так называемые нормативные и юридико-фактические основания возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений . Поэтому в статье идет речь о том, что в указанных в ней случаях права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств (юридических фактов).

———————————
См., например: Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. Т. 1. С. 84.

К числу таких обстоятельств законодатель отнес прежде всего универсальное правопреемство, которое, как известно, происходит при наследовании (ст. 1110 ГК) и реорганизации юридических лиц (ст. 58 ГК). При универсальном правопреемстве происходит одновременный переход прав и обязанностей к другому лицу. Комментируемая статья закрепляет возможность применения в случаях универсального правопреемства положений § 1 гл. 24 ГК РФ о переходе прав. Между тем весьма подробные положения о переходе прав и обязанностей при наследовании и реорганизации юридических лиц содержатся в разд. V и § 1 гл. 4 ГК РФ соответственно.

Это интересно:  Ук рф 25 статья

2. Сингулярное правопреемство в правах кредитора в силу закона возможно в соответствии с комментируемой статьей в трех ситуациях: исполнение обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству; суброгация страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая; иные случаи перехода прав кредитора, предусмотренные законом.

В соответствии со ст. 365 ГК РФ к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель также вправе требовать от должника уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, и возмещения иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника.

В силу ст. 350 ГК РФ залогодатель, являющийся третьим лицом, в любое время до продажи предмета залога вправе прекратить обращение на него взыскания и его реализацию, исполнив обеспеченное залогом обязательство или его часть, исполнение которой просрочено. Переход к такому залогодателю прав кредитора происходит на основании ст. 387 ГК РФ.

Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба именуется суброгацией и регулируется положениями ст. 965 ГК РФ. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

3. В силу комментируемой статьи переход прав кредитора по обязательству возможен по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом.

Упоминание о такой возможности содержится, например, в ст. 57 Закона о залоге, в соответствии с которой при залоге прав, если иное не предусмотрено договором, залогодержатель вправе независимо от наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства требовать в суде, арбитражном суде перевода на себя заложенного права. Основанием для предъявления такого требования является неисполнение залогодателем своих обязанностей, установленных ст. 56 названного Закона.

Кроме того, в соответствии со ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве собственности с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. В этой ситуации также имеет место переход прав кредитора к другому лицу в силу закона. Аналогичные положения, предоставляющие право обратиться в суд с требованием о переводе прав, содержатся в п. 18 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах применительно к случаям продажи долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью или акций закрытого общества с нарушением преимущественного права покупки. Для обращения в суд в этих случаях также установлен трехмесячный срок.

Правила о переводе прав в силу закона на основании судебного решения присутствуют также в ст. 621 ГК РФ, в силу которой, если арендодатель отказал арендатору в заключении договора на новый срок, но в течение года со дня истечения срока договора с ним заключил договор аренды с другим лицом, арендатор вправе по своему выбору потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору и возмещения убытков, причиненных отказом возобновить с ним договор аренды, либо только возмещения таких убытков.

4. В перечисленных в п. 3 настоящего комментария случаях перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона для перехода прав требуется обращение нового кредитора в суд с соответствующим требованием. Между тем комментируемая статья устанавливает также возможность закрепления в законе иных случаев перехода прав кредитора в силу закона, в которых право переходит само собой, автоматически.

Например, п. 2 ст. 313 ГК РФ предусматривает право любого третьего лица, подвергающегося опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога и др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. ст. 382 — 387 ГК РФ.

В силу ст. 842 ГК РФ при внесении в банк вклада на имя третьего лица до выражения таким лицом намерения воспользоваться правами вкладчика лицо, заключившее договор банковского вклада, может воспользоваться правами вкладчика в отношении внесенных им на счет по вкладу денежных средств. В свою очередь, третье лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами, если иное не предусмотрено договором банковского вклада. Как отмечается в юридической литературе, в указанном случае также имеет место переход прав кредитора в силу закона .

———————————
Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной. М., 2004 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Особые правила, закрепляющие возможность перехода прав кредитора к другому лицу минуя судебные процедуры, содержит законодательство об исполнительном производстве. В соответствии со ст. 76 Закона об исполнительном производстве 2007 г. обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе ко взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности в размере задолженности, необходимом в целях открытого в отношении должника исполнительного производства, но не более объема дебиторской задолженности, существовавшего на день обращения взыскания, и на тех же условиях.

Обращение взыскания на дебиторскую задолженность производится:

1) при наличии согласия взыскателя — путем внесения (перечисления) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов;

2) при отсутствии согласия взыскателя или невнесении (неперечислении) дебитором дебиторской задолженности на депозитный счет подразделения судебных приставов — путем продажи дебиторской задолженности с торгов.

Названная статья Закона об исполнительном производстве, к счастью, запрещает обращение взыскания на дебиторскую задолженность в случаях, когда «дебитор прекратил свою деятельность в качестве юридического лица и исключен из Единого государственного реестра юридических лиц» или «в отношении дебитора введена процедура банкротства», а также в ряде других ситуаций (например, истечение срока исковой давности для взыскания такой дебиторской задолженности).

Об обращении взыскания на дебиторскую задолженность судебный пристав-исполнитель выносит постановление, в котором указывает порядок внесения (перечисления) денежных средств дебитором на депозитный счет подразделения судебных приставов. Указанное постановление не позднее дня, следующего за днем его вынесения, направляется дебитору и сторонам исполнительного производства. Судебный пристав-исполнитель своим постановлением обязывает дебитора исполнять соответствующее обязательство путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов, а также запрещает должнику «изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность».

Со дня получения дебитором постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на дебиторскую задолженность исполнение дебитором соответствующего обязательства осуществляется путем внесения (перечисления) денежных средств на указанный в постановлении депозитный счет подразделения судебных приставов. Такое исполнение обязательства дебитором считается исполнением надлежащему кредитору. Как указывается в ст. 76 Закона об исполнительном производстве, права дебитора по отношению к должнику при этом не изменяются. Таким образом, приведенные выше положения законодательства об исполнительном производстве разрывают обязательственное правоотношение между должником по исполнительному производству и его должником (дебитором), предусматривая перевод кредиторских прав в силу постановления судебного пристава-исполнителя и сохранение обязанностей должника по исполнительному производству перед его дебитором.

Следует отметить, что дебиторская задолженность является объектом взыскания при возбуждении исполнительного производства в отношении должника — юридического лица, а также в отношении должника-гражданина.

Дебиторской задолженностью в соответствии со ст. 75 Закона об исполнительном производстве является принадлежащее должнику по исполнительному производству право требования по оплате фактически поставленных должником товаров, выполненных работ или оказанных услуг, по найму, аренде и др. Неопределенность этого понятия связана прежде всего с неочевидностью размера такой задолженности для судебного пристава-исполнителя и с возможностью спора между должником по исполнительному производству и дебитором о самом существовании таких прав требования, их действительности, их размерах и сроках наступления. Иными словами, весьма вероятен спор о праве, вопреки которому Закон об исполнительном производстве допускает внесудебный перевод права, существование и размер которого не доказаны, на нового кредитора. Часть 2 ст. 75 Закона об исполнительном производстве содержит упоминание о том, что взыскание на принадлежащие должнику имущественные права в отношении третьих лиц обращается с соблюдением правил, установленных ГК РФ. Однако комментируемая статья ГК РФ содержит отсылку к иным федеральным законам и тем самым допускает переход прав в силу закона без судебного решения на основании Закона об исполнительном производстве.

Представляется, что дебиторской задолженностью, способной участвовать в погашении долгов лица, должны признаваться лишь такие принадлежащие ему права, которые установлены соответствующим исполнительным документом. Этим документом они подтверждены окончательно и в совершенно определенном объеме. Следует отметить, что право требования в качестве взыскания по исполнительному документу предусмотрено ст. 75 Закона об исполнительном производстве как самостоятельная разновидность имущественных прав, являющихся объектами обращения взыскания по исполнительному производству, однако специального механизма обращения взыскания на этот объект данный Закон не закрепляет (ср. ст. 76).

Статья 387 ГК РФ. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;

Это интересно:  Статья 106 ГПК РФ. Сложение или уменьшение судебного штрафа

3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;

4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

5) в других случаях, предусмотренных законом.

Комментарии к ст. 387 ГК РФ

1. Статья регулирует случаи, когда права кредитора по обязательству переходят к другому лицу непосредственно на основании закона или при наступлении определенных обстоятельств, предусмотренных законом. На первом месте указано универсальное правопреемство, когда все права лица, по которым он был кредитором, переходят к правопреемникам. Это происходит в случае смерти гражданина. К лицу, принявшему наследство, переходят не только права, но и обязательства наследодателя. Вторым случаем является реорганизация юридического лица в различных формах (см. ст. 57 ГК), когда права и обязанности переходят к другим организациям на основании передаточного акта или разделительного баланса. В этих документах должны быть отражены сведения обо всех обязательствах юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников. Моментом перехода прав реорганизованного юридического лица к ответчику — правопреемнику — является дата подписания и утверждения передаточного акта или разделительного баланса. Кредитор реорганизованного юридического лица вправе требовать прекращения или досрочного погашения перешедших к правопреемнику обязательств и возмещения убытков (см. ст. ст. 59, 60 ГК и коммент. к ним).

2. В статье выделено решение суда как основание для перевода прав кредитора на другое лицо. Чаще всего это встречается в случаях нарушения предусмотренного законом преимущественного права заключить договор, когда лицо требует реализации через суд своего права, а если договор уже заключен с другим лицом — перевести на себя права по договору. Правом на преимущественное заключение договора на покупку доли в общей собственности обладают участники этой собственности (ст. 250 ГК), на покупку акций общества закрытого типа — другие акционеры (п. 2 ст. 97 ГК, п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах). В соответствии с п. 2 ст. 93 ГК участники общества с ограниченной ответственностью пользуются правом преимущественной покупки доли (ее части) в уставном капитале общества. Преимущественным правом на заключение договора и защитой этого права при неправомерной уступке требования третьему лицу пользуются наниматели в договоре жилищного найма, арендаторы (ст. 621 ГК).

Частным случаем реализации ст. 621 ГК о преимуществе в уступке требования являются Указ Президента РФ от 27 марта 1996 г. N 424 О некоторых мерах по усилению государственной поддержки науки и высших учебных заведений Российской Федерации» (СЗ РФ. 1996. N 14. Ст. 1428) и ст. 39 Закона РФ от 10 июля 1992 г. «Об образовании» (СЗ РФ. 1996. N 3 Ст. 150), которыми установлено преимущественное право высших учебных заведений на продление договоров аренды находящихся в федеральной собственности нежилых помещений, используемых для учебной или преподавательской работы. При проведении конкурса на заключение договора аренды тоже учитывается преимущественное право арендатора. Оно реализуется на условиях, на которых договор мог быть заключен с победителем конкурса (Письмо ВАС РФ об отдельных рекомендациях по судебно-арбитражной практике от 28 июля 1995 г. N С1-7/ОП-434 // Вестник ВАС РФ. 1995. N 10. С. 68, 69.)

В некоторых случаях закон усиливает преимущественное право на заключение договора запретом совершать сделку с другими лицами. Например, национальным паркам предоставлено исключительное право приобретать участки земли в границах национального парка (ст. 12 Федерального закона от 14 марта 1995 г. «Об особо охраняемых природных территориях» // СЗ РФ. 1995. N 12. Ст. 1024). Право преимущественного заключения договора предусматривается законом и в других случаях (ст. ст. 1035, 1060 ГК и др.).

Эти нормы носят императивный характер и их действие не может быть ограничено договором. Судебная практика последовательно защищает права лиц, преимущественное право которых нарушено заключением договора с другим лицом, и переводит права по договору на управомоченное лицо с возмещением причиненных ему убытков. Споры об уступке права требования разрешаются судами и в случаях, когда на права кредитора претендуют несколько лиц (решение выносится в пользу одного из них).

3. В статье определен порядок перехода прав кредитора на поручителя или залогодателя, не являющегося должником по обязательству. Согласно ст. 365 ГК к поручителю, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель вправе также потребовать уплаты процентов и возмещения иных убытков, понесенных в связи с исполнением обязательства должника. В соответствии со ст. 350 залогодатель, не являющийся должником, вправе выполнить обязательство последнего перед кредитором. Тогда все права кредитора по обязательству переходят к залогодателю.

4. В статье выделена суброгация страховщику прав кредитора к лицу, ответственному за наступление страхового случая. Термин «суброгация» для нашего права является новым. Он впервые применен в данной статье ГК и означает переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (ст. 965 ГК). Страховщик, выплативший страховое вознаграждение, получает в пределах страховой суммы право требовать возмещения от лица, ответственного за причиненные убытки. Страхователь обязан передать страховщику все необходимые документы и доказательства, сообщить ему сведения, необходимые для реализации страховщиком полученного права требования.

5. Указанные положения не составляют исчерпывающий перечень случаев перехода права требования. Возможно добровольное исполнение обязательства за должника третьим лицом. Тогда третье лицо вправе требовать от должника возмещения понесенных расходов. Возможны условия в учредительных договорах хозяйственных обществ о преимущественном праве участников на приобретение определенных объектов и др.

Статья 387 ГК РФ. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Комментарий к статье 387

1. В п. 1 комментируемой статьи указаны случаи, в которых происходит переход прав кредитора в силу закона. При этом указание на переход в силу закона является условностью, ибо непосредственно на основании закона никакие изменения в обязательстве состояться не могут. В собирательную категорию «переход на основании закона» попали все правовые ситуации, когда правопреемство в обязательстве на стороне кредитора вызвано иными юридическими фактами, нежели уступка требования.
1.1. Универсальное правопреемство в правах кредитора может произойти в порядке наследования, если кредитором является гражданин, или в результате реорганизации юридического лица — кредитора. В первом случае для перехода права кредитора требуется открытие наследства и принятие наследства или переход права в разряд выморочного имущества. Во втором случае основанием перехода права кредитора является административный акт — внесение записи о реорганизации юридического лица в ЕГРЮЛ, которым завершается процедура реорганизации юридического лица.
1.2. В силу подп. 2 п. 1 комментируемой статьи права кредитора переходят в силу судебного решения, вступившего в законную силу. Отличительная особенность данной ситуации заключается в том, что судебное решение заменяет собой волеизъявление кредитора, направленное на передачу права требования. Так, если нарушено преимущественное право покупки доли в праве общей собственности, сособственникам доступен такой способ защиты нарушенных прав, как перевод на основании решения суда прав и обязанностей покупателя доли в праве общей собственности (п. 3 ст. 250 ГК РФ).
1.3. Подпункт 3 п. 1 комментируемой статьи упоминает ситуацию, когда право кредитора переходит к исполнившему обязательство поручителю или залогодателю, не являющемуся должником, после обращения взыскания на предмет залога. В указанных ситуациях основанием перехода права требования является факт исполнения обязательства (платеж поручителя или удовлетворение требования залогодержателя посредством обращения взыскания на предмет залога). В таком случае вместо перехода права кредитора могло бы возникать право регресса (как, например, при исполнении должником в полном объеме одному из солидарных кредиторов). Однако законодатель посчитал необходимым сохранить обязательство должника, несмотря на исполнение. А это значит, что продолжается течение исковой давности, сохраняются все дополнительные права, в частности обеспечения, а у должника остается возможность использовать все возражения, которые накопились у него в отношении первоначального кредитора к моменту перехода права. Однако, за исключением исковой давности, которая регулируется императивно, многие вопросы, связанные с суброгацией, могут быть решены в соглашении сторон иначе, чем в законе. Так, поручитель и кредитор вправе договориться о том, что обеспечительные права не переходят к поручителю в случае суброгации (п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. N 42). Подобные оговорки могут вызвать определенные сложности в применении. Так, если переход права залога исключен договором поручительства, в случае надлежащего исполнения обязательства поручителем все права кредитора перейдут к поручителю, а право залога, которое не может существовать в отрыве от основного требования, прекратится (п. 2 ст. 354 ГК РФ).
1.4. Подпункт 4 п. 1 комментируемой статьи предусматривает суброгацию при выплате страховщиком страхователю страхового возмещения в связи с причинением страхователю убытков третьим лицом (ст. 965 ГК РФ). При этом следует помнить, что в договоре страхования может быть запрещена или ограничена суброгация (исключая требования, возникшие вследствие умышленного причинения убытков, п. 1 ст. 965 ГК РФ).
1.5. Согласно подп. 5 п. 1 комментируемой статьи случаи перехода права в силу закона могут возникать и в иных ситуациях, указанных в законе. Так, например, суброгация происходит при исполнении третьим лицом обязательства вместо должника (см. комментарий к ст. 313 ГК РФ), при передаче в рамках межкредиторского соглашения младшим кредитором старшему полученного от должника (см. комментарий к п. 2 ст. 309.1 ГК РФ), при возмещении на основании соглашения о возмещении потерь одной из сторон договора потерь, возникших у другой стороны в связи с неправомерными действиями третьих лиц (п. 4 ст. 406.1 ГК РФ), при переводе долга по модели экспромиссии (ст. 391 ГК РФ).
1.6. Спорным является вопрос о том, какая форма перехода права имеет место в случае обращения взыскания на обязательственное право и реализации его с торгов. Идет ли здесь речь об уступке, особенность которой в том, что волю цедента заменяет решение соответствующего управомоченного органа, осуществляющего обращение взыскания? Или в данной ситуации переход права осуществляется в силу закона? Однозначно вопрос в российском праве пока не решен. Поскольку в результате проведения торгов заключается договор об отчуждении имущества, выставленного на торги, более логичным выглядит первый из предложенных вариантов толкования.
2. Пункт 2 комментируемой статьи содержит отсылочную норму, позволяющую применять к переходу прав кредитора в силу закона нормы об уступке требования, если иное не установлено ГК РФ, иными законами или не вытекает из существа отношений.
2.1. Наибольший интерес представляет возможность применения положений о последствиях нарушения запрета или ограничений уступки требований (п. 2 ст. 382 и п. 3 ст. 388 ГК РФ) в ситуациях, когда право кредитора не уступается, а переходит к другому лицу в силу закона.
Прежде всего рассмотрим возможность применения правил об оспаривании уступки в нарушение договорного запрета на уступку к случаям перехода прав в силу закона. Как уже отмечалось в комментарии к п. 2 ст. 382 ГК РФ, правило данной нормы ГК РФ о праве на оспаривание цессии не может применяться к случаям перехода прав в силу закона, так как здесь переход права происходит не на основании сделки и, собственно говоря, должнику нечего оспаривать. В то же время в некоторых случаях если будет установлено, что переход прав в силу закона происходит в результате предварительного совершения прежним кредитором некой сделки с новым кредитором (поручительство, перевод долга по модели экспромиссии по правилам ст. 391 ГК РФ и т.п.) и при этом соответствующая сделка, создающая правовые условия для суброгации, совершена с целью обхода запрета на уступку, суброгация в нарушение договорного запрета на уступку может быть заблокирована (в силу запрета на обход закона, предусмотренного в п. 1 ст. 10 ГК РФ). Конечно, это возможно, если будет установлена недобросовестность нового кредитора. Иной вывод прямо легализовал бы элементарный прием обхода договорного запрета на уступку и исключения ответственности кредитора за его нарушение. Кредитору было бы достаточно вместо соглашения об уступке заключить с третьим лицом, намеревающимся приобрести требование к должнику, договор поручительства или соглашение о переводе долга по правилам ст. 391 ГК РФ. В таком случае выплата поручителем или новым должником долга должника была бы, по сути, равнозначна уплате цены за уступаемое право, после чего поручитель (новый должник) мог бы рассчитывать на приобретение права в порядке суброгации в обход договорного запрета на уступку. В той степени, в какой нарушение таких запретов является основанием для оспаривания цессии, переход права в силу закона не может происходить с помощью столь элементарной схемы обхода закона. Обсуждаться может лишь конкретная правовая форма блокирования суброгации в таких ситуациях: квалификация такой сделки, дающей право на суброгацию, в качестве притворной и соответственно ее переквалификация в обычную уступку, которая может быть оспорена по правилам п. 2 ст. 382 ГК РФ, или блокирование эффекта суброгации по правилам ст. 10 ГК РФ.
В то же время с точки зрения системной согласованности закона такое блокирование суброгации недопустимо в отношении денежных требований, применительно к которым ГК РФ прямо говорит о том, что оспорить уступку, совершенную кредитором в нарушение договорного запрета на уступку, должник не может, имея право рассчитывать лишь на взыскание убытков или неустойки (п. 3 ст. 388 ГК РФ).
Также очевидно, что должник с кредитором не могут заблокировать переход прав в тех случаях, когда право переходит в силу закона не в связи с заключением кредитором ранее какой-либо сделки, а, например, в связи с универсальным правопреемством. Возможность блокирования перехода права при наследовании или во многих случаях реорганизации (слияния, присоединения) будет приводить к тому, что право фактически будет прекращаться, а должник освобождаться от обязательства в силу исчезновения изначального кредитора, что абсурдно.
2.2. Применительно к праву должника, рассчитывающего на действие запрета на уступку, потребовать возмещения прежним кредитором убытков при переходе прав в силу закона следует отметить следующее. Фиксация факта нарушения кредитором договорного запрета на уступку требований предполагает наличие именно упречного волеизъявления первоначального кредитора: зная о наличии запрета или ограничения, он все же совершает сделку по передаче требования. Именно этим объясняется возложение на него ответственности за нарушение договорного запрета цессии. При переходе прав кредитора в силу закона такого упречного волеизъявления в подавляющем большинстве случаев нет (наследование, перевод прав в силу решения суда, исполнение обязательства третьим лицом и др.). Однако возможно и иное. Так, заключая договор поручительства или договор залога с третьим лицом, не являющимся должником, кредитор сознательно допускает возможность перехода права к поручителю даже при наличии оговорки о запрете или ограничении уступки. Нужно ли здесь применять дифференцированный подход? Формально это недопустимо. Во всех случаях перехода прав кредитора в силу закона отсутствует важнейшее условие для применения п. 3 ст. 388 ГК РФ, устанавливающего ответственность в виде возмещения убытков, — противоправное поведение кредитора. Переход права вызван не действиями кредитора, а иными обстоятельствами, в частности действиями третьих лиц. Соответственно, возложение на кредитора ответственности за действия третьих лиц по общему правилу недопустимо.
Единственным исключением является описанный выше в п. 2.1 комментария к настоящей статье случай совершения прежним кредитором сделки, которая может повлечь суброгацию (поручительства, перевода долга по модели экспромиссии в соответствии ст. 391 ГК РФ и т.п.), с умыслом, направленным на обход договорного условия о запрете или ограничении уступки и исключение своей ответственности за нарушение такого условия.
Кроме того, должник и кредитор могут договориться о том, что кредитор обязуется не заключать с третьими лицами договоры, способные стать основанием для суброгации прав из данного договора (страхование, поручительство и т.п.). В таком случае при нарушении этой обязанности кредитор обязан возместить должнику возникшие у того убытки. Этот вывод в равной степени применим к переходу прав в силу суброгации по денежным и неденежным обязательствам.
В тех случаях, когда переход прав в силу закона не является следствием предварительного заключения кредитором договора с третьим лицом (например, при исполнении третьим лицом обязательства должника по правилам ст. 313 ГК РФ), должник, естественно, не может защитить свои интересы в покрытии своих связанных с переходом прав потерь за счет условия о запрете на заключение кредитором тех или иных договоров. Но он может договориться с кредитором о том, что при суброгации прав в таких случаях кредитор покроет все возникшие у должника в связи с этим потери на основании соглашения о возмещении потерь (ст. 406.1 ГК РФ).
2.3. Возможен ли переход права в силу закона в ситуации, когда уступка права запрещена или ограничена не договором, а законом? В ряде случаев закон запрещает уступку без согласия должника. Так, например, п. 2 ст. 388 ГК РФ запрещает уступку без согласия должника в ситуации, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника, а п. 4 этой статьи запрещает уступку неденежного требования в ситуации, когда такая уступка делает для должника исполнение значительно более обременительным. В силу п. 2 ст. 615 ГК РФ передача прав аренды по общему правилу возможна лишь с согласия арендодателя (это неудивительно с учетом того, что личность арендатора может иметь важное значение для арендодателя). В иных случаях закон жестко запрещает уступку независимо от согласия должника. Например, п. 7 ст. 448 ГК РФ запрещает уступку прав из договора, заключение которого в силу закона возможно только в результате проведения торгов. Если при этом законодательный запрет сформулирован исключительно в отношении уступки как сделки, формально это не означает, что законодатель запрещает переход права в силу закона. В то же время дать какой-то однозначный ответ на поставленный вопрос сложно, так как необходимо учитывать цели введения соответствующего запрета, а также то, что в соответствии с комментируемой нормой правила об уступке могут применяться к переходу права в силу закона. Телеологическое толкование в ряде случаев может подтолкнуть к выводу о том, что цель нормы состояла в ограничении или запрете не столько уступки, сколько перехода права в принципе. Например, в случаях, когда уступка без согласия должника заблокирована в силу существенного значения личности кредитора для должника или в силу того, что уступка может привести к значительному росту издержек на исполнение обязательства, могут возникнуть сомнения и в возможности перехода права в силу закона.
В такого рода случаях многое, видимо, зависит от существа складывающихся отношений, в частности от формы перехода права в силу закона, от степени связи обязательства с личностью кредитора или объема возрастающих издержек должника на исполнение. Например, вряд ли при реорганизации арендатора в форме слияния или присоединения следует блокировать переход прав арендатора в формате универсального правопреемства. В то же время если речь идет о наследовании, вопрос о правопреемстве может оказаться куда более сложным с учетом того, что личность арендатора может иметь принципиальное значение для арендодателя и существует неразрывная связь прав арендатора и его обязанностей (по обеспечению сохранности арендованной вещи, надлежащему использованию и т.п.).

Это интересно:  Оказание сопротивления при задержании статья

Статья написана по материалам сайтов: ogkrf.ru, www.gk-rf.ru, stgkrf.ru, rulaws.ru, obrazcidogovorov.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector