+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Залог, как обеспечение банковского кредита — Нормы гражданского права. Статьи и очерки

студент 2 курса, юридического факультета ОГУ,

канд. юрид. наук, доц. ОГУ,

Прежде всего, целесообразно дать определение понятию «залог». Под залогом понимается способ обеспечения исполнения обязательств в виде имущества и других объектов гражданских прав, находящихся в собственности залогодателя и гарантирующих погашение займа или иных гражданско-правовых обязательств. Залог недвижимого имущества называется ипотекой.

Е.В. Васьковский пишет: «залог – это вещное право, которое дает своему обладателю возможность исключительного удовлетворения из цены данной вещи в случае неисполнения собственником обязательства» [1, с. 118].

Г.Ф. Шершеневич придерживается такой же точки зрения, делая оговорку на то, что залог «резко отличается от права на чужую вещь» [1, с. 119].

Институт залога появился в Вавилоне, но наибольшее распространение получил в Римском праве, где первоначальной формой залога являлась «фидуция» (Fiducia). Сущность фидуции заключалась в том, что, должник в обеспечение своего долга передавал кредитору определенное имущество на праве собственности, что давало ему большом объем прав, несмотря на то, что кредитор обязывался возвратить это имущество должнику после того, должник погасит свой долг.

По действующему законодательству право залога может возникать как на основании закона, так и на основании договора. Случаи договорного установления залога прежде всего регулируются ст. ст. 3341, 339 ГК РФ. В Гражданском кодексе РФ названы условия договора залога, которые являются существенными: предмет залога, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. По смыслу закона, если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным [2, с. 11].

Предметом залога, понятие которого раскрывается в статье 336 ГК РФ, может быть любое оборотоспособное имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота.

При определении предмета договора залога следует обратить внимание, что, как правило, в залог представляется наличное имущество, но могут быть обременены и будущие вещи. Особенностью залога подобных объектов является отсутствие вещи у залогодателя на момент установления залога. Например, такой залог устанавливается в отношении строящегося дома или товаров, которые еще не доставлены в зону хранения для дальнейшей реализации. При этом Ю.С. Харитонова подчеркивает, что суды допускают отсутствие детального описания в договоре передаваемого предмета залога (будущей вещи) [3, с. 28].

По своей юридической природе залог выступает в качестве особого вещного права, содержанием которого является право его обладателя (залогодержателя) присвоить себе в счет погашения обеспеченного долга стоимость предмета залога преимущественно перед другими кредиторами залогодателя. Вопрос о правовой природе залога является давнишним и, на первый взгляд демагогическим.

Имеется два возможных варианта определения существа залога: как обеспечительной сделки и как вещного права. Первый подход состоит в том, что договор залога рассматривается именно как договор, т.е. как обязательственное отношение залогодателя и залогодержателя. Второй подход заключается в признании залога вещным правом, содержанием которого является право кредитора на присвоение ценности заложенной вещи.

Р.С. Бевзенко в качестве иллюстрации обозначенного выше тезиса приводит примет следующего казуса. Некто передал в ипотеку объект незавершенного строительства, но к моменту обращения взыскания на заложенное имущество выяснилось, что объект был достроен и введен в эксплуатацию. Если исходить из того, что залог – это договор (и этот договор не устанавливает, что в залоге будет находиться измененный объект), то, по всей видимости, необходимо будет прийти к выводу о том, что залог прекратился в связи с прекращением предмета договора залога; в иске об обращении взыскания на предмет залога следует отказать [4, с. 26]. К примеру, если бы сторонами была предусмотрена купля-продажа (являющаяся, без каких-либо сомнений, договором) незавершенного строительства, но к моменту, когда договор должен был бы быть исполнен, объект был бы достроен, то в иске о регистрации перехода собственности было бы отказано в связи с физическим отсутствием предмета договора.

Так же стоит отметить, что содержание права залога составляют правомочия владения и пользования заложенным имуществом, которые появляются у залогодержателя только в случае, если это прямо предусмотрено договором.

Однако если рассматривать залог не как договор, а как вещное право (возникающее, в частности, из договора) – право на ценность вещи, то ответ должен быть абсолютно иным. Очевидно, что в рассматриваемом казусе можно без особых усилий обнаружить, что обещанная залогодержателю ценность предмета залога никуда не испарилась, просто теперь она имеет другую внешнюю форму – завершенное строительством здание. Поэтому при таком подходе иск должен быть удовлетворен, а взыскание обращено на здание. Именно такой ответ на вопрос дал в свое время Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ [5].

Таким образом, вопрос о вещном или обязательственном характере залога обладает серьезными практическими последствиями. Вместе с тем, последние два десятка лет в отечественном гражданском праве залог трактовался скорее как договор. Скорее всего, именно с этим обстоятельством связаны основные проблемы практики по залоговым спорам: суды, не уяснив, что залог характеризуется правовой природой ограниченного вещного права, решали дела на основе подходов, принятых в договорном праве, отнюдь не удовлетворительно для залогодержателей. Тогда как законодателем залоговое право рассматривается именно как вещное право, что весьма ясно выражается в тексте § 3 главы 23 ГК РФ. В случаях, когда говорится собственно о залоге как о вещном праве, законодателем употребляются термины «залог» или «право залогодержателя» (п. 1 ст. 334, ст. 3341, п. 2 ст. 335, ст. ст. 3351, 336, 3391 ГК РФ и др.). Особенно отчетливо разделение залога как вещного права и договора залога (как основания возникновения вещного права) обозначено в конструкции залога будущей вещи (п. 2 ст. 334 и п. 2 ст. 341 ГК РФ).

Рассмотрев мнения ученых-правоведов и проведя анализ законодательства, можно прийти к выводу о том, что правовая природа залога двойственна. С одной стороны, залог соответствует многим признакам вещного права, но при этом не может в полной мере им являться, залог не может быть в полной мере и обязательственным правом.

Среди наиболее важных черт, присущих большинству видов залога, отмечаются следующие:

1) право залога (права залогодержателя) является правом на чужое имущество;

2) право залога следует за вещью;

3) залог производен от основного обеспечиваемого им обязательства, т.к. залоговое обязательство возникает постольку, поскольку имеется основное обязательство;

4) залог зависим от основного обязательства, что четко отражено в законе. Залогом может обеспечиваться только действительное требование: если недействительно основное обязательство, то недействительно и соглашение о залоге. При прекращении основного обязательства прекращается и право залога и т.д.

Производность и зависимость залогового отношения от основного обязательства определены назначением залога обеспечивать основное обязательство.

Абзац 1 п. 1 ст. 334 ГК РФ содержит указание на важнейший признак залога, отличающий его от права любого кредитора удовлетворить свои требования из стоимости имущества должника, – залоговый приоритет, который означает, что в случае банкротства залогодателя, т.е. столкновения с другими кредиторами последнего, залогодержатель имеет преимущество: он первым удовлетворяет свои требования к залогодателю из денежной суммы, вырученной от продажи предмета залога. Конечно же, залоговый приоритет имеет значение при банкротстве должника, предоставившего залог. Если у должника хватает активов для погашения всех долгов перед кредиторами (т.е. ситуация банкротства отсутствует), то у кредитора отсутствует необходимость прибегать к реализации залогового приоритета. Данный механизм приобретает гигантское значение в ситуации, когда общей стоимости имущества должника недостаточно для удовлетворения всех требований кредиторов и он становится банкротом.

Залоговый приоритет выступает проявлением так называемого абсолютного характера (т.е. эффекта против любых третьих лиц, в данном случае – против всех других кредиторов залогодателя) залога как вещного права.

В связи с тем, что абсолютные права могут быть противопоставлены третьим лицам, только если эти лица знают или могут знать о существовании этих прав, эффект приоритета у залога возникнет только тогда, когда информация о залоге будет публичной (залог будет зарегистрирован, на предмет залога будут наложены знаки или владение предметом залога будет передано залогодержателю). Без публичности залога кредитор не будет обладать эффектом приоритета, а договор залога вызовет только строго обязательственную обязанность залогодателя выдать залогодержателю определенную вещь для целей продажи ее на торгах.

Пункт 3 ст. 334 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 21.12.2013 № 367-ФЗ) содержит классическое правило залогового права: залогодержатель имеет право приоритетного удовлетворения лишь в отношении стоимости предмета залога; сверх этой стоимости он не пользуется приоритетом и удовлетворяет свои требования к должнику наряду с другими кредиторами [6].

Активные изменения гражданского законодательства, касающиеся залоговых правоотношений, с одной стороны, действительно позволяют решить некоторые проблемы, давно закрепившиеся на практике, в том числе судебной (проблема «публичности» залога движимых вещей, проблема жесткого описания предмета залога), но, с другой стороны, порождают новые. Для решения некоторых из них, представляется необходимым [7, с. 148]:

1) продолжить формирование института залога «будущей вещи», с последующим закреплением в качестве отдельного вида залога. Поскольку такой предмет залоговых правоотношений является крайне сложным и неоднозначным, необходимо добавить к существенным условиям договора залога срок, в течение которого залогодатель приобретет право собственности на закладываемую вещь;

2) ввести положения, согласно которым регистрация права залога на движимую вещь в реестре уведомлений о залоге должна быть обязательной для: договора залога юридических лиц между собой и с гражданами; договора залога граждан между собой, если стоимость основного обязательства превышает десять тысяч рублей;

3) конкретизировать положение залоговых правоотношений, чьим предметом выступает совокупность вещей: путем указания на судьбу права залога на «выбывшую» вещь из такой совокупности, решения вопроса о форме регистрации права залога на такой предмет;

4) определить статус и правомочия залогодержателей всего имущества залогодателя: будут ли они олицетворять модель, существовавшую в римском праве, или же станут залогодержателями совокупности вещей.

По мнению авторов, залог в целом не может быть сконструирован, как только вещное право, но при этом необходимо придать характер вещного права отдельным видам залога, которые обладают свойствами публичности и следования. Предлагается включить в перечень вещных прав ипотеку и иное зарегистрированное залоговое право.

Сказанное выше позволяет констатировать, что залог входит в число излюбленных способов обеспечения обязательств, поскольку залогодержатель получает удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами.

Список литературы:

  1. Кудрявцева Л.В. Правовая природа залога как средства обеспечения обязательств // международный научный журнал «Инновационная наука». — №04-4/2017. — ISSN 2410-6070. — С 118-120.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Залог. Перемена лиц в обязательстве. Постатейный комментарий к § 3 главы 23 и главе 24 / Е.В. Вершинина, А.А. Вишневский, Б.М. Гонгало и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2014. — С. 11.
  3. Харитонова Ю.С. Предмет и условия договора залога в российском законодательстве // Право и экономика, 2016. — № 2. — С. 28-32.
  4. Бевзенко Р.С. Понятие и возникновение права залога // Закон, 2016. — № 3. — С. 26.
  5. Пункт 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 января 2005 г. № 90 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2005. — № 4.
  6. Федеральный закон от 21.12.2013 № 367 — ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» // Российская газета. № 291. — 25.12.2013.
  7. Назаренко М.А. Залог как способ обеспечения обязательств. // Вестник магистратуры. – Йошкар – Ола: Коллоквиум, 2016. — № 9(60). – С. 148-150.

Содержание

Это интересно:  Статья 43 КАС РФ. Замена ненадлежащего административного ответчика

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа) – тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Опубликовал: admin в Займы 26.10.2018 Комментарии к записи Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа) – тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка отключены 2 Просмотров

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Тужилова-орданская Екатерина Валерьевна

Исследуются проблема защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) и, прежде всего, особенности применения такого способа защиты, как прекращение и изменение гражданского правоотношения с учетом специфики данного договора как договора присоединения.

The article is devoted to the problem of borrower rights protection under the consumer credit agreement (loan) and first of all, the application features of such method of protection as termination and change of civil legal relations with regard to the specifics of this agreement as Contract of adhesion.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Тужилова-Орданская Екатерина Валерьевна,

Текст научной работы на тему Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа)

ОСОБЕННОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ИЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЯ КАК СПОСОБА ЗАЩИТЫ ПРАВ ЗАЕМЩИКОВ ОТ НЕСПРАВЕДЛИВЫХ УСЛОВИЙ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА (ДОГОВОРА ЗАЙМА)

FEATURES ОР TERMINATION OR CHANGE RELATIONSHIPS AS A WAY TO PROTECT THE BORROWERS RIGHTS AGAINST CREDIT AGREEMENT (LOAN AGREEMENT) UNFAIRCONDITIONS

Е. В. ТУЖИЛОВА-ОРДАНСКАЯ (E. V. TUZHILOVA-ORDANSKAYA)

Исследуются проблема защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) и, прежде всего, особенности применения такого способа защиты, как прекращение и изменение гражданского правоотношения с учетом специфики данного договора как договора присоединения.

Ключевые слова: гражданское право; защита гражданских прав; способы защиты гражданских прав; договор потребительского кредита (займа).

The article is devoted to the problem of borrower rights protection under the consumer credit agreement (loan) and first of all, the application features of such method of protection as termination and change of civil legal relations with regard to the specifics of this agreement as Contract of adhesion.

Key words: civil law; the protection of civil rights; methods of civil rights protection; consumer credit agreement (loan).

Как известно, все способы защиты, предусмотренные законом, выполняют одну и ту же функциональную роль, но только в разных планах. В связи с этим приобретают действительную актуальность проблемы выбора конкретного способа защиты, соответствующего серьезности (опасности) нарушения, что обусловлено необходимостью наиболее эффективной и всесторонней защиты нарушенного права [1].

При этом следует согласиться с позицией Э. И. Валиева, что способ защиты должен быть адекватен нарушению права, вместе они должны образовать систему взаимосвязанных элементов [2]. Вместе с тем возможность выбора лицом, полагающим свои права нарушенными, того или иного способа защиты предполагает необходимость учета им в соответствующем случае характера допущенного в отношении его нарушения, поскольку выбранный им способ защиты должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять материальноправовой интерес.

Очевидно, что избрание субъектом неверного средства может служить препятствием для реализации права на защиту в юрисдикционной форме, так как при нарушении порядка обращения за защитой юрисдикционный орган, как правило, отказывает в возбуждении производства по делу. В отличие от средств защиты, способы обладают большей гибкостью. Так, к примеру, согласно позиции, отраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 октября 2010 г. № 4372/10, не является существенной ошибкой избрание способа защиты, по форме не соответствующего тем, что предусмотрены законом, но идентичного с ними по содержанию, характеру, целевой направленности и условиям предъявления, поскольку несовпадение формулировки заявленного иска с применимым способом защиты нарушенного права не может влиять на существо самого требования [3].

Учитывая вышеизложенное, в системе способов защиты прав и интересов заемщиков следует выделить две группы способов: 1) способы защиты от несправедливых

© Тужилова-Орданская Е. В., 2015

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков.

условий кредитного договора (договора займа); 2) способы защиты от недобросовестного поведения кредитора при исполнении условий договора потребительского кредита.

Рассматривая специфику применения способов защиты от несправедливых условий кредитного договора (договора займа), можно заметить, что в силу особенностей нарушаемых прав и интересов допустимыми способами защиты, входящими в данную группу, являются: прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной и применение последствий её недействительности, а также пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Как справедливо отмечают в своей работе М. И. Брагинский и В. В. Витрянский одной из основных проблем, решаемых гражданским правом, является защита слабой стороны в договорном обязательстве. Реализация данной задачи требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского законодательства – равенства участников гражданско-правовых отношений (ст. 1 ГК РФ). Фактически же, предоставляя слабой стороне дополнительные права и, соответственно, возлагая на её контрагента по договору дополнительные обязанности, ГК и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство участников таких договорных отношений [4].

По мнению ученых, именно необходимостью обеспечить надлежащую защиту прав слабой стороны в обязательстве продиктовано появление новых для гражданского права положений о публичном договоре и договоре присоединения [5].

Следует признать, что регламентация представленных инструментов защиты интересов слабой стороны договора несколько различается. Как указывает А. Н. Кучер, нормы о публичном договоре в большей степени делают акцент на порядке заключения договора, а нормы о договоре присоединения – на исправлении того, что было заключено [6].

Вместе с тем, говоря о защите интересов слабой стороны в договоре потребительского займа (кредита), на наш взгляд, можно применять лишь институт договора присоединения. Возможность же признания договора потребительского займа или потребительско-

го кредита публичным договором отсутствует, так как в законе не закреплена обязанность кредитной организации или некредитной финансовой организации заключить договор с любым отозвавшимся лицом.

Следует отметить, что в литературе широко распространено мнение, что именно конструкция договора присоединения направлена на защиту слабой стороны договора [7]. К примеру, Д. В. Мечетин считает, что во всех случаях лицо, присоединяющееся к договору, по правилам ст. 428 ГК не имеет возможности согласовать условия договора с участниками сделки, в силу чего такую сторону следует считать слабой стороной договора [8].

Конституционный суд РФ также видит цель регулирования договора присоединения в восстановлении равенства сторон, отсутствующего при заключении договора. По его мнению, участие в договоре присоединения ограничивает свободу присоединившейся стороны определять содержание условий договора и поэтому требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которого гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны [9].

Таким образом, цель регулирования договоров со стандартными условиями заключается в том, чтобы не допустить навязывания условий договора экономически более слабой стороне. Иначе, как справедливо заметила Н. И. Клейн, свобода присоединяющейся стороны будет состоять в выборе: заключать договор на невыгодных для себя условиях или не заключать его совсем [10].

В соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Исходя из содержания легальной дефиниции, Р. Ю. Закиров выделяет следующие признаки договора присоединения: а) условия договора присоединения определены заранее одной из сторон договора либо путем применения специально разработанных фор-

Е. В. Тужилова-Орданская

муляров, стандартов, иных типовых форм, в которых сторона обозначает, на каких условиях она готова заключить договор; б) при заключении договора присоединения условия договора либо принимаются другой стороной полностью, либо полностью могут быть отвергнуты; в) договор присоединения, как правило, заключается в письменной форме (ст. 160, 434, 428 ГК РФ). С другой стороны, формуляры, стандарты подобного договора должны в полной мере соответствовать требованиям п. 1 ст. 432 ГК РФ [11].

Первый признак действительно является очень важным для осознания природы указанного феномена. Как справедливо подмечает Ю. М. Мамченко, сторона, использующая заранее сформулированные условия, стремится сделать их наиболее выгодными для себя. Потребители же, как правило, не вступают в переговоры и без возражений соглашаются с включением стандартных условий в текст договора, даже если они противоречат их интересам. При этом зачастую потребители вообще не задумываются о правовой стороне дела. Такое положение дел дало богатую почву для злоупотреблений – включения в договор несправедливых условий, ущемляющих права присоединяющейся стороны [12].

Вместе с тем в литературе в качестве определяющего часто называется второй признак. Так, В. В. Витрянский пишет: Основным признаком типовой конструкции договора присоединения является не фактический способ заключения договора (когда предложенный одной стороной и подписанный другой текст договора представлял собой стандартный формуляр, разработанный одной из сторон), а то обстоятельство, что условия этого договора могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК) [13].

Однако такой буквальный подход к определению сущности договора присоединения породил мнение о невозможности признания договором присоединения части договора. В частности, А. В. Цыпленкова по данному поводу указывает на то, что если хотя бы одно условие сторонами согласовано, например количество или цена товара, то такой договор уже не может считаться договором присоединения, следовательно, исключа-

ется возможность применения п. 2-3 ст. 428 ГК РФ [14].

На проблему крайне неудачной формулировки названной статьи обращает внимание В.О. Нюняев, указывая, что на основе данной формулировки будет справедливо заключить, что одной из сторон определяются абсолютно все условия будущей сделки, включая условие о предмете договора, цене договора, сроках и иные условия [15].

На наш взгляд, представленная позиция несправедлива по отношению к договорам потребительского займа и кредита. Дело в том, что согласно п. 2 ст. 5 ФЗ о потребительском кредите к условиям договора потребительского кредита (займа), за исключением условий, согласованных кредитором и заемщиком (индивидуальных условий), применяется ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, закон допускает, что, несмотря на согласование сторонами индивидуальных условий договора потребительского кредита, к иным (общим) условиям, отраженным в формулярах кредитора, могут применяться правила о договоре присоединения. К таким условиям, в частности, следует отнести, условия о порядке предоставления кредита; расчете его полной стоимости; порядке погашения и уплаты процентов за пользование кредитом; способах определения размера ежемесячного платежа и графике платежей, а также основаниях их изменения; установлении процентов за пользование кредитом; об ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору; процедуре досрочного погашения кредитного обязательства; возмещении расходов, связанных с принудительным взысканием задолженности по договору; об основаниях и порядке изменения условий кредитного договора; праве на уступку своих прав по договору третьим лицам; правилах расторжения договора и порядке разрешения споров по нему.

В. В. Витрянский говорит о том, что, по замыслу авторов ГК РФ, норма о договоре присоединения должна осуществлять функцию контроля над справедливостью условий договора [16].

Это интересно:  Статья 184.1-2 закона о банкротстве

Поэтому применение способов защиты прав заемщика, вытекающих из признания

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков.

общих условий договора потребительского займа или кредита договором присоединения, не обусловлено одной лишь невозможностью заемщика влиять на их содержание. Включение таких условий в договор должно лишать заемщика прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключать или ограничивать ответственность кредитора за нарушение обязательств либо содержать другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Юридические последствия квалификации договора как договора присоединения заключаются в наделении присоединившейся стороны (как правило, слабой стороны в обязательстве) правом требовать расторжения или изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми в отношении иных гражданско-правовых договоров. При этом следует отметить, что названные способы защиты реализуются только в юрисдикционной форме, т. е. путем обращения в компетентный суд.

В качестве наглядного примера применения таких способов защиты можно привести правовую позицию, изложенную в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16, где в п. 9 говорится: В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для её контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (т. е. оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента [17].

По своему содержанию и правовым последствиям изменение и расторжение договора имеют существенные различия. Так, при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при рас-

торжении – прекращаются. При этом в случае расторжения договора стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 4 ст. 453 ГК РФ).

Следует отметить, что Гражданский кодекс допускает возможность расторжения или изменения не только договора присоединения. В ст. 451 ГК РФ в качестве оснований расторжения или изменения договора названо существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Однако в данном случае надо понимать, что речь идет об исключительном способе расторжения договора. Здесь существенное значение приобретает цель, которой предопределяется необходимость прекращения (изменения) договорного обязательства, а именно: восстановление баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон. Данное обстоятельство не относится к несправедливым условиям договора, и потому данный способ не рассматривается нами в исследуемой группе. Однако, на наш взгляд, такой способ защиты фактически неприменим к правам и интересам заемщика, что подтверждается судебной практикой [18]. Ведь, как справедливо подмечает М. Ю. Кат-вицкая, за весь период применения действующего ГК РФ, включающего нормы о расторжении (изменении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств (т. е. начиная с января 1995 г.), в судебно -арбитражной практике, несмотря на многочисленные попытки спорящих сторон, лишь одно событие было признано подпадающим под признаки существенного изменения обстоятельств, а именно дефолт, имевший место в августе 1998 г. [19].

Момент прекращения договорных обязательств посредством расторжения договора определяется по-разному, в зависимости от того, как осуществлялось расторжение: по

Е. В. Тужилова-Орданская

соглашению сторон или по требованию одной из сторон (в судебном порядке).

В первом случае договорные обязательства считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения (п. 3 ст. 453). В свою очередь, этот момент определяется правилами о моменте заключения договора (ст. 433 ГК РФ).

Во втором случае договорные обязательства считаются прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

1. Тужилова-Орданская Е. М. Право на наследование недвижимости и проблема выбора способа его защиты // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 6.

2. Велиев Э. И. Способ защиты нарушенного или оспоренного права: проблема выбора. -Доступ из справ.-правовой системы Кон-сультантПлюс.

3. Сергеева И. В. Применение различных способов защиты прав на недвижимое имущество в судебной практике // Арбитражные споры. – 2013. – № 4. – С. 70-92.

4. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. – 3-е изд., стер. – М. : Статут, 2001. – С. 804.

6. Кучер А. Н. Теория и практика преддоговорного этапа: Юридический аспект. – М. : Статут, 2005. – С. 310.

8. Мечетин Д. В. Слабая сторона в договоре присоединения // Гражданское право. – 2010.

9. По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года О банках и банковской деятельности в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Весе-ляшкина и Н. П. Лазаренко : Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П // СЗ РФ. – 1999. – 8 марта. -№ 10. – Ст. 1254.

10. Клейн Н. И. Принцип свободы договора и основные его ограничения в предпринимательской деятельности // Журнал российского права. – 2008. – № 1. – Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс.

11. Закиров Р. Ю. Публичный договор и договор присоединения в проекте ГК РФ // Юрист. -2013. – № 8. – С. 22-25.

14. Цыпленкова А. В. Правовая природа договоров присоединения // Юридический мир. -2002. – № 4. – С. 43.

15. Нюняев В. О. Договор присоединения в российском гражданском законодательстве: особенности конструкции и проблемы правоприменения // Известия вузов. Правоведение.

16. Витрянский В. В. Гражданский кодекс о договоре // Вестник ВАС РФ. – 1995. – № 10. –

17. О свободе договора и её пределах : Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 // Вестник ВАС РФ. – 2014. – № 5, май.

19. Катвицкая М. Ю. Банковские заемные средства: новое в законодательстве. – М. : Деловой двор, 2009. – С. 98.

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа) – тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Опубликовал: admin в Займы 26.10.2018 Комментарии к записи Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа) – тема научной статьи по государству и праву, юридическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка отключены 3 Просмотров

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Тужилова-орданская Екатерина Валерьевна

Исследуются проблема защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) и, прежде всего, особенности применения такого способа защиты, как прекращение и изменение гражданского правоотношения с учетом специфики данного договора как договора присоединения.

The article is devoted to the problem of borrower rights protection under the consumer credit agreement (loan) and first of all, the application features of such method of protection as termination and change of civil legal relations with regard to the specifics of this agreement as Contract of adhesion.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Тужилова-Орданская Екатерина Валерьевна,

Текст научной работы на тему Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков от несправедливых условий кредитного договора (договора займа)

ОСОБЕННОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ИЛИ ИЗМЕНЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЯ КАК СПОСОБА ЗАЩИТЫ ПРАВ ЗАЕМЩИКОВ ОТ НЕСПРАВЕДЛИВЫХ УСЛОВИЙ КРЕДИТНОГО ДОГОВОРА (ДОГОВОРА ЗАЙМА)

FEATURES ОР TERMINATION OR CHANGE RELATIONSHIPS AS A WAY TO PROTECT THE BORROWERS RIGHTS AGAINST CREDIT AGREEMENT (LOAN AGREEMENT) UNFAIRCONDITIONS

Е. В. ТУЖИЛОВА-ОРДАНСКАЯ (E. V. TUZHILOVA-ORDANSKAYA)

Исследуются проблема защиты прав заемщика по договору потребительского кредита (займа) и, прежде всего, особенности применения такого способа защиты, как прекращение и изменение гражданского правоотношения с учетом специфики данного договора как договора присоединения.

Ключевые слова: гражданское право; защита гражданских прав; способы защиты гражданских прав; договор потребительского кредита (займа).

The article is devoted to the problem of borrower rights protection under the consumer credit agreement (loan) and first of all, the application features of such method of protection as termination and change of civil legal relations with regard to the specifics of this agreement as Contract of adhesion.

Key words: civil law; the protection of civil rights; methods of civil rights protection; consumer credit agreement (loan).

Как известно, все способы защиты, предусмотренные законом, выполняют одну и ту же функциональную роль, но только в разных планах. В связи с этим приобретают действительную актуальность проблемы выбора конкретного способа защиты, соответствующего серьезности (опасности) нарушения, что обусловлено необходимостью наиболее эффективной и всесторонней защиты нарушенного права [1].

При этом следует согласиться с позицией Э. И. Валиева, что способ защиты должен быть адекватен нарушению права, вместе они должны образовать систему взаимосвязанных элементов [2]. Вместе с тем возможность выбора лицом, полагающим свои права нарушенными, того или иного способа защиты предполагает необходимость учета им в соответствующем случае характера допущенного в отношении его нарушения, поскольку выбранный им способ защиты должен способствовать восстановлению его нарушенного права и удовлетворять материальноправовой интерес.

Очевидно, что избрание субъектом неверного средства может служить препятствием для реализации права на защиту в юрисдикционной форме, так как при нарушении порядка обращения за защитой юрисдикционный орган, как правило, отказывает в возбуждении производства по делу. В отличие от средств защиты, способы обладают большей гибкостью. Так, к примеру, согласно позиции, отраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20 октября 2010 г. № 4372/10, не является существенной ошибкой избрание способа защиты, по форме не соответствующего тем, что предусмотрены законом, но идентичного с ними по содержанию, характеру, целевой направленности и условиям предъявления, поскольку несовпадение формулировки заявленного иска с применимым способом защиты нарушенного права не может влиять на существо самого требования [3].

Учитывая вышеизложенное, в системе способов защиты прав и интересов заемщиков следует выделить две группы способов: 1) способы защиты от несправедливых

© Тужилова-Орданская Е. В., 2015

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков.

условий кредитного договора (договора займа); 2) способы защиты от недобросовестного поведения кредитора при исполнении условий договора потребительского кредита.

Рассматривая специфику применения способов защиты от несправедливых условий кредитного договора (договора займа), можно заметить, что в силу особенностей нарушаемых прав и интересов допустимыми способами защиты, входящими в данную группу, являются: прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной и применение последствий её недействительности, а также пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Как справедливо отмечают в своей работе М. И. Брагинский и В. В. Витрянский одной из основных проблем, решаемых гражданским правом, является защита слабой стороны в договорном обязательстве. Реализация данной задачи требует формального отступления от одного из основных принципов гражданского законодательства — равенства участников гражданско-правовых отношений (ст. 1 ГК РФ). Фактически же, предоставляя слабой стороне дополнительные права и, соответственно, возлагая на её контрагента по договору дополнительные обязанности, ГК и другие законы тем самым обеспечивают на деле равенство участников таких договорных отношений [4].

По мнению ученых, именно необходимостью обеспечить надлежащую защиту прав слабой стороны в обязательстве продиктовано появление новых для гражданского права положений о публичном договоре и договоре присоединения [5].

Следует признать, что регламентация представленных инструментов защиты интересов слабой стороны договора несколько различается. Как указывает А. Н. Кучер, нормы о публичном договоре в большей степени делают акцент на порядке заключения договора, а нормы о договоре присоединения — на исправлении того, что было заключено [6].

Это интересно:  Жестокое обращение с животными статья 245 УК РФ: куда обратиться, комментарии, закон 2019

Вместе с тем, говоря о защите интересов слабой стороны в договоре потребительского займа (кредита), на наш взгляд, можно применять лишь институт договора присоединения. Возможность же признания договора потребительского займа или потребительско-

го кредита публичным договором отсутствует, так как в законе не закреплена обязанность кредитной организации или некредитной финансовой организации заключить договор с любым отозвавшимся лицом.

Следует отметить, что в литературе широко распространено мнение, что именно конструкция договора присоединения направлена на защиту слабой стороны договора [7]. К примеру, Д. В. Мечетин считает, что во всех случаях лицо, присоединяющееся к договору, по правилам ст. 428 ГК не имеет возможности согласовать условия договора с участниками сделки, в силу чего такую сторону следует считать слабой стороной договора [8].

Конституционный суд РФ также видит цель регулирования договора присоединения в восстановлении равенства сторон, отсутствующего при заключении договора. По его мнению, участие в договоре присоединения ограничивает свободу присоединившейся стороны определять содержание условий договора и поэтому требует соблюдения принципа соразмерности, в силу которого гражданин как экономически слабая сторона в этих правоотношениях нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость в соответствующем правовом ограничении свободы договора и для другой стороны [9].

Таким образом, цель регулирования договоров со стандартными условиями заключается в том, чтобы не допустить навязывания условий договора экономически более слабой стороне. Иначе, как справедливо заметила Н. И. Клейн, свобода присоединяющейся стороны будет состоять в выборе: заключать договор на невыгодных для себя условиях или не заключать его совсем [10].

В соответствии с п. 1 ст. 428 ГК РФ договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Исходя из содержания легальной дефиниции, Р. Ю. Закиров выделяет следующие признаки договора присоединения: а) условия договора присоединения определены заранее одной из сторон договора либо путем применения специально разработанных фор-

Е. В. Тужилова-Орданская

муляров, стандартов, иных типовых форм, в которых сторона обозначает, на каких условиях она готова заключить договор; б) при заключении договора присоединения условия договора либо принимаются другой стороной полностью, либо полностью могут быть отвергнуты; в) договор присоединения, как правило, заключается в письменной форме (ст. 160, 434, 428 ГК РФ). С другой стороны, формуляры, стандарты подобного договора должны в полной мере соответствовать требованиям п. 1 ст. 432 ГК РФ [11].

Первый признак действительно является очень важным для осознания природы указанного феномена. Как справедливо подмечает Ю. М. Мамченко, сторона, использующая заранее сформулированные условия, стремится сделать их наиболее выгодными для себя. Потребители же, как правило, не вступают в переговоры и без возражений соглашаются с включением стандартных условий в текст договора, даже если они противоречат их интересам. При этом зачастую потребители вообще не задумываются о правовой стороне дела. Такое положение дел дало богатую почву для злоупотреблений — включения в договор несправедливых условий, ущемляющих права присоединяющейся стороны [12].

Вместе с тем в литературе в качестве определяющего часто называется второй признак. Так, В. В. Витрянский пишет: Основным признаком типовой конструкции договора присоединения является не фактический способ заключения договора (когда предложенный одной стороной и подписанный другой текст договора представлял собой стандартный формуляр, разработанный одной из сторон), а то обстоятельство, что условия этого договора могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (п. 1 ст. 428 ГК) [13].

Однако такой буквальный подход к определению сущности договора присоединения породил мнение о невозможности признания договором присоединения части договора. В частности, А. В. Цыпленкова по данному поводу указывает на то, что если хотя бы одно условие сторонами согласовано, например количество или цена товара, то такой договор уже не может считаться договором присоединения, следовательно, исключа-

ется возможность применения п. 2-3 ст. 428 ГК РФ [14].

На проблему крайне неудачной формулировки названной статьи обращает внимание В.О. Нюняев, указывая, что на основе данной формулировки будет справедливо заключить, что одной из сторон определяются абсолютно все условия будущей сделки, включая условие о предмете договора, цене договора, сроках и иные условия [15].

На наш взгляд, представленная позиция несправедлива по отношению к договорам потребительского займа и кредита. Дело в том, что согласно п. 2 ст. 5 ФЗ о потребительском кредите к условиям договора потребительского кредита (займа), за исключением условий, согласованных кредитором и заемщиком (индивидуальных условий), применяется ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, закон допускает, что, несмотря на согласование сторонами индивидуальных условий договора потребительского кредита, к иным (общим) условиям, отраженным в формулярах кредитора, могут применяться правила о договоре присоединения. К таким условиям, в частности, следует отнести, условия о порядке предоставления кредита; расчете его полной стоимости; порядке погашения и уплаты процентов за пользование кредитом; способах определения размера ежемесячного платежа и графике платежей, а также основаниях их изменения; установлении процентов за пользование кредитом; об ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств по договору; процедуре досрочного погашения кредитного обязательства; возмещении расходов, связанных с принудительным взысканием задолженности по договору; об основаниях и порядке изменения условий кредитного договора; праве на уступку своих прав по договору третьим лицам; правилах расторжения договора и порядке разрешения споров по нему.

В. В. Витрянский говорит о том, что, по замыслу авторов ГК РФ, норма о договоре присоединения должна осуществлять функцию контроля над справедливостью условий договора [16].

Поэтому применение способов защиты прав заемщика, вытекающих из признания

Особенности прекращения или изменения правоотношения как способа защиты прав заемщиков.

общих условий договора потребительского займа или кредита договором присоединения, не обусловлено одной лишь невозможностью заемщика влиять на их содержание. Включение таких условий в договор должно лишать заемщика прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключать или ограничивать ответственность кредитора за нарушение обязательств либо содержать другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Юридические последствия квалификации договора как договора присоединения заключаются в наделении присоединившейся стороны (как правило, слабой стороны в обязательстве) правом требовать расторжения или изменения договора по особым основаниям, которые не признаются таковыми в отношении иных гражданско-правовых договоров. При этом следует отметить, что названные способы защиты реализуются только в юрисдикционной форме, т. е. путем обращения в компетентный суд.

В качестве наглядного примера применения таких способов защиты можно привести правовую позицию, изложенную в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16, где в п. 9 говорится: В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для её контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (т. е. оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента [17].

По своему содержанию и правовым последствиям изменение и расторжение договора имеют существенные различия. Так, при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при рас-

торжении — прекращаются. При этом в случае расторжения договора стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон (п. 4 ст. 453 ГК РФ).

Следует отметить, что Гражданский кодекс допускает возможность расторжения или изменения не только договора присоединения. В ст. 451 ГК РФ в качестве оснований расторжения или изменения договора названо существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора. Однако в данном случае надо понимать, что речь идет об исключительном способе расторжения договора. Здесь существенное значение приобретает цель, которой предопределяется необходимость прекращения (изменения) договорного обязательства, а именно: восстановление баланса интересов сторон договора, существенным образом нарушенного в силу непредвиденного изменения внешних обстоятельств, не зависящих от воли сторон. Данное обстоятельство не относится к несправедливым условиям договора, и потому данный способ не рассматривается нами в исследуемой группе. Однако, на наш взгляд, такой способ защиты фактически неприменим к правам и интересам заемщика, что подтверждается судебной практикой [18]. Ведь, как справедливо подмечает М. Ю. Кат-вицкая, за весь период применения действующего ГК РФ, включающего нормы о расторжении (изменении) договора в связи с существенным изменением обстоятельств (т. е. начиная с января 1995 г.), в судебно -арбитражной практике, несмотря на многочисленные попытки спорящих сторон, лишь одно событие было признано подпадающим под признаки существенного изменения обстоятельств, а именно дефолт, имевший место в августе 1998 г. [19].

Момент прекращения договорных обязательств посредством расторжения договора определяется по-разному, в зависимости от того, как осуществлялось расторжение: по

Е. В. Тужилова-Орданская

соглашению сторон или по требованию одной из сторон (в судебном порядке).

В первом случае договорные обязательства считаются прекращенными с момента заключения соглашения сторон о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения (п. 3 ст. 453). В свою очередь, этот момент определяется правилами о моменте заключения договора (ст. 433 ГК РФ).

Во втором случае договорные обязательства считаются прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора (п. 3 ст. 453 ГК РФ).

1. Тужилова-Орданская Е. М. Право на наследование недвижимости и проблема выбора способа его защиты // Бюллетень нотариальной практики. — 2006. — № 6.

2. Велиев Э. И. Способ защиты нарушенного или оспоренного права: проблема выбора. -Доступ из справ.-правовой системы Кон-сультантПлюс.

3. Сергеева И. В. Применение различных способов защиты прав на недвижимое имущество в судебной практике // Арбитражные споры. — 2013. — № 4. — С. 70-92.

4. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. — 3-е изд., стер. — М. : Статут, 2001. — С. 804.

6. Кучер А. Н. Теория и практика преддоговорного этапа: Юридический аспект. — М. : Статут, 2005. — С. 310.

8. Мечетин Д. В. Слабая сторона в договоре присоединения // Гражданское право. — 2010.

9. По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года О банках и банковской деятельности в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Весе-ляшкина и Н. П. Лазаренко : Постановление Конституционного Суда РФ от 23 февраля 1999 г. № 4-П // СЗ РФ. — 1999. — 8 марта. -№ 10. — Ст. 1254.

10. Клейн Н. И. Принцип свободы договора и основные его ограничения в предпринимательской деятельности // Журнал российского права. — 2008. — № 1. — Доступ из справ.-правовой системы КонсультантПлюс.

11. Закиров Р. Ю. Публичный договор и договор присоединения в проекте ГК РФ // Юрист. -2013. — № 8. — С. 22-25.

14. Цыпленкова А. В. Правовая природа договоров присоединения // Юридический мир. -2002. — № 4. — С. 43.

15. Нюняев В. О. Договор присоединения в российском гражданском законодательстве: особенности конструкции и проблемы правоприменения // Известия вузов. Правоведение.

16. Витрянский В. В. Гражданский кодекс о договоре // Вестник ВАС РФ. — 1995. — № 10. —

17. О свободе договора и её пределах : Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 // Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 5, май.

19. Катвицкая М. Ю. Банковские заемные средства: новое в законодательстве. — М. : Деловой двор, 2009. — С. 98.

Статья написана по материалам сайтов: sibac.info, ukp55.ru, vrusha.info.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector